возврат к обзору книг   к анонсу новых книг  

 на главную страницу сайта   

Семиры и В.Веташа «АСТРОЛИНГВА»

 

Семира и В.Веташ

МИФОЛОГИЧЕСКИЕ АРХЕТИПЫ ЗОДИАКА

обновленная  версия книги «АСТРОЛОГИЯ И МИФОЛОГИЯ»

При цитировании данных материалов обязательно ссылаться на авторов и данный источник (c)

 

3-я часть обзорной главы книги, продолжение темы:

 

ИСТОРИЯ  МИФОЛОГИИ

ЭВОЛЮЦИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА КАК КОЛЕСО ЗОДИАКА

(археологические корни архетипов)

 

 

АРХЕТИП  ДЕВЫ

(Церера/Прозерпина, планета деятельности)
Праобраз кормилицы-земли и смены времен года

 

Есть много критериев того, чем человек отличается от животного. Практический знак Девы — знак стихии земли, символизирующий в астрологии преобразование материи и нашу непосредственную работу,— побуждает нас остановиться на самой известной фразе: "Труд создал из обезьяны человека". Правда, когда человек приручил животных — лошадь или собаку — это не сделало из них равных ему созданий. Конечно, прошло слишком мало времени: всего несколько тысяч лет, а не несколько миллионов! С другой стороны, наши питомцы ещё не сказали своего разумного слова потому, что трудятся они иначе, чем мы. Лошадь сама не впряжется в телегу, собака будет делать лишь то, чему её научили. Их труд является инстинктивным, каким он некогда был и у пралюдей, которых к действию побуждал внешний мир. Но уже питекантропы, создавшие первые настоящие ручные рубила, начали действовать самостоятельно.

С течением времени деятельность человека становится целенаправленной и всё более волевой — как если бы кузнец Вулкан, подчиняя людей законам человеческой жизни, выковывал их волю к действию. Человеческий труд — труд несмотря на обстоятельства. Воля к действию, о которой повествует архетип Девы и которая существовала уже 400 тыс.лет назад[1], когда люди перешли к целенаправленной деятельности, начав изготовление орудий при помощи орудий, потом становится основой производственного цикла человека, подчиняющего себе весь уклад его жизни. Его в мифологии описывает архетип возделанной земли и богов растительности, умирающих на зиму и воскресающих весной, олицетворяя смену времён года.

Развитию культуры во все времена способствовала эволюция орудий, и недаром изобретение металлических инструментов стало её кульминационным моментом (отчего в мифологии именно Кузнец выступает покровителем законов, искусств и ремесел). Роль орудий оказалась для людей столь велика потому, что на определенном этапе они начали оказывать обратное воздействие на мозг человека. Некогда человек стал таким, как этого требовала жизнь в обществе, далее эволюция пошла по пути приспособления к созданным инструментам. Одним из социальных факторов эволюции стал трудовой отбор. Производительная деятельность людей требовала развития сугубо определенных качеств, и 1 млн.лет назад у архантропов отмечают интенсивный рост в областях мозга, отвечающих за узко-человеческие функции (рука, мышление, язык) — при этом другие участки мозга отстают[2].

Человек умелый, которого мы можем сопоставить начальной стадии развития архетипа Девы, мог легко взять в руку любой предмет и ловко обращаться с ним. Но переход к качественно новому уровню производства каменных орудий, отражающий сознательно-волевую, целенаправленную деятельность, относят к верхнему (позднему) палеолиту[3], и только таких гоминидов (начиная с форм, переходных к питекантропам), сначала и было принято считать собственно людьми. Таким образом, производственный фактор оказывает решающее влияние на развитие человека, и эволюция окончательно становится искусственной: происходит естественный отбор по признаку владения орудием — по признаку ума. Это ведёт к новому, не природному, а общественному совершенству не только всех, но и каждого. Это прежде всего совершенство людей, как инструментов созидания своего мира — как шестерёнок в общем механизме преобразующей себя природы. Но это великая роль людей, поскольку она ставит перед каждым личную задачу и в конечном итоге ведет к развитию его индивидуальных талантов и способностей, которое описывает следующий архетип Льва.

(Последняя идея перекликается с моралью строителей коммунизма, и неслучайно: социалистическое общество ставило во главу угла именно этот архетип. В гороскопе Октябрьской революции Солнце находится в соединении с астероидом Церера. На гербе СССР — атрибуты богини земледелия: серп и колосья, наряду с молотом божественного Кузнеца, кующего ей плуг. В гороскопе СНГ — то же сочетание!)

Инструменты, созданные мудрыми предками, поневоле тянут за собой ленивое мышление не столь выдающихся людей, заставляя его развиваться в определенную сторону. Те, кто не умеет пользоваться ими, выпадает из общества, занимая в нем нижнюю нишу. Эта тенденция сохраняется и по сей день. Так, сегодня в крупных городах общество требует от любого своего члена умения обращаться с компьютером — что является показателем активной деловой жизни.

Архетип земного знака Козерога ограничил мышление человека в первый раз — рамками закономерностей материального мира. И человек стал осознавать свой род, но забыл другие возможности существования. Дева, как второй знак стихии земли, производит следующее существенное ограничение беспредельности сознания. Биологический фактор лишь мешает делу выживания — и Дева остается Девой! В своем стремлении к созданию цивилизации этот знак омертвляет жизнь, он перестает её рождать, отдавая приоритет разуму перед инстинктивной интуицией.

Производственному фактору эволюции, который описывает архетип Девы, мы обязаны преимущественным развитием ментальной стороны сознания (что соотвествует экзальтации в Деве Меркурия, планеты проворных рук и интеллекта). Поскольку при этом другие участки мозга остаются менее развитыми, эволюция становится однобокой. В современной технократической цивилизации она зачастую делает человека винтиком в машине производства. Эту тенденцию ещё более усиливает, доводя почти до абсурда, разделение труда. Сегодня оно лишает нас понимания производственного процесса в целом, которое издревле наполняло смыслом трудовую деятельность человека.

Этот процесс для древних соотносился с жизнью всей природы, и потому был священным. Для земледельца все вещи образовывали в каждый момент четко упорядоченное и органическое целое. Сельское хозяйство обеспечивало регулярное воспроизводство необходимых человеку природных видов, следя за ежегодным ритма роста, цветения, созревания, посева и сбора урожая — который отражал ритмы Космоса, так как находился в прямой связи с циклами небесных светил и прежде всего солнечным календарем. Работами земледельца ведала мать-Земля: так римская Теллура (Terra Mater) покровительствовала циклу из 12-ти работ, соответствовавших 12-ти месяцам года.

Роль земледелия в образовании культуры и цивилизации нельзя переоценить. Само слово "культура" происходит от "colo"— "возделывать землю". "Культурами" называют дошедшие до нас археологические находки, связанные с раннеземледельческими поселениями.

Историю земледельческого хозяйства, с которой мы соотносим развитие архетипа Девы, обычно начинают отсчитывать с момента отступления ледника, когда появились возможности для оседлого существования. С XXV по X тысячелетие оледенение и таяние льдов заставляло людей перемещаться по земле, что мешало упорядоченному образу жизни. Известно, что население за это время уменьшилось: и значит, остро стояла проблема выживания, тормозившая прогресс. Тем не менее раскопанные стойбища, относимые к XII тысячелетию до н.э., указывают на применение лука и стрел и более интенсивный характер собирательства. А ближневосточные поселения X-IX тысячелетий до н.э. уже содержат ножи и серпы для жатвы злаковых культур — что говорит о переходе к земледелию.

На Ближнем Востоке насчитывают три очага, где зародились самые древние из найденных раннеземледельческих культур: горы Загроса, Палестина с Иорданией и юг Анатолийского плато. В поселении Загроса Шанидаре в X тысячелетии до н.э. жители обитали в домах из обмазанных глиной плетней, в суровые времена укрываясь в близлежащей пещере, которая некогда служила их главным убежищем. Они использовали кремневые топоры для плотницких работ, шили одежду костяными иглами и плели тростниковые корзины и циновки. Зерно они хранили в обмазанных глиной ямах — что характерно для всех культур, и опережая других, уже начали приручать овцу. Второй центр был очагом халафской культуры: там дома были более прочными, и раньше началось возделывание пшеницы и ячменя, но позже скотоводство. Третья культура Анатолии характерна добычей обсидиана и ранним появлением керамики.

В VII-V тысячелетии до н.э. в северной Месопотамии развилось поливное земледелие. В VI тысячелетии до н.э. поселки земледельцев и скотоводов с глинобитными домами, подобные ближневосточным, появились на Балканах. В это время на Кавказе находят жатвенные ножи и первые следы культивации местных злаков; в Индии, где люди жили уже 500 тысяч лет назад,— первые хранилища зерна; а в Средней Азии выращивают пшеницу и ячмень и разводят коз и овец. На Украине и в Молдавии в VI-м тысячелетии до н.э. приручают быка и свинью, а в IV-III тыс.до н.э. там возникает яркая раннеземледельческая культура, получившая название трипольской.

В Китае ранний этап сельского хозяйства относится к VI-V тыс.до н.э., а в IV-III тыс.до н.э. складывается культура яншао, возделывающая просо и чумизу. Возделывание съедобных растений в Перу: маиса и фасоли, а также хлопка — начинается в VI-V тыс.до н.э.. Ольмекскую земледельческую культуру индейцев центральной Америки относят к IV-III тыс.до н.э.. На Тайланде одомашнивание растений относится к раннему периоду — X-VII тысячелетиям, его культура развивается независимо от ближневосточной. Китайская культура из-за худшего климата и отсутствия торговых связей отстает,— как и культура североамериканских индейцев, позже остальных пришедших из Азии в Америку: хотя ледник и там отступает в X тысячелетии. Однако в целом мы имеем достаточно синхронную картину развития основных культур, подтверждающую единый путь формирования мифологического сознания.

 

Таблица 1. ПАРАЛЕЛЬНОСТЬ РАЗВИТИЯ РАННЕЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИХ КУЛЬТУР

 

регион

название

основных

поселений

сбор и

хранение

злаков

возделывание

злаков

приручение

скота

расписная

керамика

полив-ное

земле-

делие

Сирия и

Палестина

Эйнан

Мюрайбит

Иерихон

 

10 тыс.

до н.э.

9 тыс.до н.э.

9-8 тыс.до н.э.

пшеница,

ячмень

7 тыс.до н.э.

коза,

собака

7 тыс.до н.э.

фигурки

 

Север Ме-

сопотамии

Шанидар

Джармо

 

Тель-Халаф

10 тыс.

до н.э.

 

7 тыс.до н.э.

пшеница

6 тыс.до н.э.

ячмень

10тыс.до н.э.

коза, свинья

6 тыс.

фигурки

7 тыс.до н.э.

посуда

5 тыс.до н.э.

обжиг

 

7 тыс.

до н.э.

5 тыс.

до н.э.

Малая

Азия

Чатал-Хююк

 

Хаджилар

 

7-6 тыс.- 14

видов злаков

7 тыс. до н.э.

7 тыс.до н.э.

овца, бык

7 тыс.до н.э.

овца

фигурки,

посуда

6 тыс.до н.э.

обжиг

 

Балканы

 

 

6 тыс.до н.э.

6 тыс.до н.э.

6 тыс.до н.э.

 

 

Украина,

Молдавия

Триполье

 

6 тыс.до н.э.-просо

пшеница, ячмень

6 тыс.до н.э.

бык, свинья

4 тыс.до н.э.

статуетки

4 тыс.

Кавказ

 

7-6 тыс.

до н.э.

6-5 тыс.до н.э.

5 тыс.до н.э.

посуда

 

Индия

Мергарх

 

 

Хараппа, Мохенджо- Даро

8-3 тыс. до н.э. корзины

 

4-3 тыс. до н.э. амбары

ячмень, пшеница, полба, финики, ююбу

3-2 тыс.до н.э.

пшеница, яч-мень, кунжут, бобы, хлопок

6 тыс.до.н.э.

коза, овца,

буйвол

коза, овца, буйвол, слон

6-3 тыс. до н.э. ремесла, посуда керамика

 

 

 

бассейн каналы,

канали-зация

Средняя

Азия

Джейтун

 

6 тыс.до н.э.

пшеница, ячмень

6 тыс.до н.э.

овца, коза

 

 

Китай

Яншао

6-5 тыс.

до н.э.

4-3 тыс.до н.э.

просо, чумиза

 

5 тыс.до н.э. обжиг

1 тыс.

до н.э.

Тайланд

 

 

9-7 тыс.до н.э.

бобы, перец

неолит -

бык, свинья

неолит -

керамика

 

Перу

 

7-6 тыс.

до н.э.

5 тыс.до н.э.

перец, тыква,

маис,фасоль

3 тыс.до н.э.

ламы

2 тыс.до н.э.

 

Мексика

ольмеки

6-5 тыс.

до н.э.

5 тыс.до н.э.

маис, тыква,

фасоль

5 тыс.до н.э.

собака

посуда

3-2 тыс.до

н.э. обжиг

 

Северная

Америка

Адена

Хоупвелл

 

1 тыс.до н.э.

маис, бобы,

табак

 

1 тыс.до н.э.

обжиг

 

 

Первые дошедшие до нас изображения богини, которая несомненно покровительствовала земледельцам,— это женские фигуры с раскинутыми в сторону руками и ногами: что, возможно, символизирует землю или поле. Они найдены в ближневосточных поселениях VII-VI тысячелетия до н.э.: и главным образом, Чатал-Хююке, где обнаружено 40 святилищ. Богиня земли часто изображается рождающей быка — символ плодородия, и ей сопутствует бородатый бог верхом на быке — прообраз громовержца. Священным животным богини был леопард, что делает её наследницей бога охоты и говорит о её главенствующей позиции. Таковы первые свидетельства аграрного культа. Символ засеянного поля, дошедший до нас на вышивках,— ромб с точкой посередине, обозначающей семя. В эпоху неолита зерна иногда вдавливались в поверхность глиняных сосудов при их изготовлении, образуя точечный орнамент, который может украшать и живот богини, олицетворяющей засеянную землю[4]. Кроме точек, в орнаментах используются треугольники — как символ вспаханной земли[5].

Жители Чатал-Хююка возделывали пшеницу, ячмень, горох и другие культуры, добывали растительное масло, умели готовить вино и пиво. Они разводили овец и крупный рогатый скот, охотились на оленя, кабана и леопарда, изготовляли ткани и керамику. Дома они строили из прямоугольного кирпича столь плотно друг к другу, что поселение в целом представляло собой неприступную крепость, защищенную от бродячих племен и диких животных. В части домов располагались мастерские. Такой уровень культуры говорит о налаженном хозяйстве, вполне достигающем идеала архетипа Девы.

Роль земледелия была очень велика не только для выживания, но и для развития сознания людей. Земледельческий процесс предоставил людям ясную картину сменяющих друг друга фаз рождения, зрелости и смерти: и раннеземледельческая богиня Чатал-Хююка последовательно предстает девочкой, зрелой женщиной и старухой, которую сопровождает гриф, терзающий труп. Характерно, что несмотря на подчеркивание функции рождения, сексуальная символика у этой богини отсутствует: и это вполне соответствует задачам архетипа Девы, описывающим чистоту природного процесса и его результаты, а не средства этого. Богиню-мать иногда сопровождают молодые боги: девушка или юноша — что может нам напомнить известные позднее пары Деметры-Персефоны или Кибелы-Аттиса, в античной мифологии олицетворяющие образ матери-Земли и её детей-растений.

 

В развитой земледельческой культуре Земля предстаёт кормилицей людей и матерью растений, растущих из её лона. Этот женский и близкий людям образ окончательно вытесняет сатурнианского, скупого и жестокого бога земли, когда сельскохозяйственный труд с применением металлических орудий и плуга стал гораздо более легким и продуктивным (в египетской и ближневосточной культуре это произошло в IV-II тысячелетии до н.э.). Преображённая архетипом божественного Кузнеца, Земля действительно стала по-матерински заботиться о людях, и неслучайно атрибутом греческой "земли-матери" Де-метры был рог изобилия.

Сопутствующий ей образ растений, засыхающих осенью и вновь расцветающих весной, для земледельцев олицетворял порядок смены времен года, служивший основой всей организации их жизни. И зафиксированная история доносит до нас картину того, как осознание циклических природных процессов выливалось в праздники-мистерии — смерти и возрождения божеств растительности, в оплакивании которых принимало участие всё население, каждый год заново радуясь их воскресению.

В античном мифе бог подземного мира Плутон похищает у земли-Цереры её дочь-Прозерпину ("росток"). В скорби Земля перестает плодоносить, и по приказу царя богов владыка царства мертвых на полгода отпускает свою молодую супругу к матери: тогда земля вновь покрывается растительностью и дает людям урожай. Но каждый год смерть снова отбирает у матери-Земли её дочь-росток, и Персефона добровольно идет навстречу судьбе, чтобы не нарушать хода времен. Этот миф, для нас описывающий всего лишь природный процесс, лег в основу Элевсинских мистерий, участники которых переживали прикосновение к общекосмическому закону перемен, испытывая свою собственную смерть и перерождение вместе с природой.

Египетская богиня урожая Рененутет и ее сын Непери ("зерно") составляли аналогичную пару, и этот образ тоже говорит о том, что без смерти не будет возрождения: чтобы зерно проросло, оно должно быть похоронено в земле — умереть. Это жертва матери-Земли и божества растительности во имя исполнения высшего закона, стоящего над богами и над людьми. И идея архетипа Девы в том, что свершая наш ежедневный труд — отдавая силы неведомому будущему, мы идем на эту жертву: в это время мы умираем для настоящего, чтобы не нарушился порядок жизни людей и ход развития. Дева в жизни — скромный знак, роль которого обычно остается недооцененной. И надо признать, что функции этого архетипа: добровольно следовать требованиям жизненного процесса и вовремя идти на необходимые перемены, чтобы не навлекать на Землю-мать глобальных катаклизмов,— в наше время плохо исполняются, во всяком случае на территории нашей страны.

Умирающие и воскресающие боги растительности — такие, как Аттис или Дионис — неслучайно стали любимыми богами древних. Мировая трагедия смерти и возрождения была залогом благополучной жизни земледельца, уверенного в стабильности чередования фаз природного процесса и потому активно участвующего в нем как сеятель и жнец. Срезая урожай, человек, как и прежде, в рамках первого архетипа стихии земли — Козерога — брал в свои руки косу убивающего жизнь Времени. Но он более не чувствовал себя виновным в смерти растительности: она всё равно погибла бы зимой, он лишь исполнял роль осени чуть раньше срока, зная, что жизнь возродится. Познание природного процесса лишило почвы сатурнианскую идею жертвоприношений: они остались чисто ритуальными, носящими характер культурного постижения законов реальности. И главный закон этого архетипа хорошо выразил египетский иероглиф созвездия Девы, где женщине с колосом в руке сопутствует бог смерти, шакал Анубис. Дева стоит, а Анубис идет, и это символизирует идею, что смерть преходяща, а жизнь вечна. Именно эту идею учились познавать участники мистерий умирания и возрождения.

Регламентация труда предполагает чередование работы и отдыха, и прежние мистерии потом стали праздниками с буйным весельем по поводу сбора урожая и наслаждением плодами труда (прежде всего хлебом и вином). Священный характер праздников и вообще выходных (вспомним наше Воскресение) мы унаследовали с тех времён, когда работа носила священный характер причастности к великому мировому процессу. Древние лучше нас понимали, что волевая деятельность людей уводит их в сторону от изначальной гармонии жизни. Мистерии и оргии несомненно включали те области мозга и души, которые в быту оказывались незадействованными. Праздник ликвидировал издержки работы.

 

Деятельность людей не должна нарушать высшей гармонии. И описывая законы природы, архетип Девы исполняет задачу согласования человеческой воли к действию с истиной естества. Отсюда вторая функция богов урожая — их связь с истиной и правосудием. Через образ последовательного, правильного чередования природных явлений люди усваивали понятие того, какой должна быть их человеческая жизнь. Неслучайно имена греческих ор — богинь времен года — значат "закон", "мир" и "справедливость". В честь последней — богини справедливости Дике или Астреи, удалившейся от неправедного мира на небеса,— названо греческое созвездие Девы. В древнем Риме верность клятве олицетворяла богиня Фидес с плодами и колосьями в руках. А греческая Персефона, исполняя закон смены сезонов, также помогала мужу вершить суд над душами в подземном мире.

Персефону называли также Кора: "девушка",— и с праведностью умирающих и воскресающих богов, являющих собой пример самопожертвования ради исполнения долга, нередко связана их целомудренная чистота, что соответствует самому названию созвездия Девы. Так, индийская Сита ("борозда"), родившаяся из борозды вспаханного поля, попросила свою мать-землю взять ее обратно, когда ее коснулось подозрение в супружеской неверности. Архетип Девы — образ земного порядка, и в современной жизни он олицетворяет собой исполнительную власть (например, органы милиции),— которая должна быть безупречна, чтобы она могла обеспечить и поддержать чистоту жизненного процесса, частью которой является деятельность людей.

Роль архетипа Цереры — закрепить принципы экономической жизни так, чтобы они отражали естественный ход вещей: создать порядок и контролировать его. Поэтому мать-Земля оберегает поле от воров, следит за тщательностью уборки урожая и его сохранностью, ростом растений и здоровьем людей — в котором важную роль играет питание (и усвоение пищи — недаром в организме со знаком Девы связан кишечник). Отражая достигнутый уровень контроля над жизнью и сельскохозяйственным процессом, боги земледелия могут выступать целителями, а также приобретать навыки писцового искусства, помогающего вести учет зерна: как шумерская Нисаба ("зерно"), жена писца Набу. Впоследствии практический опыт, необходимый в работе, выделяется в особую сферу научного знания, и это соответствует экзальтации в Деве планеты рациональной науки — Меркурия.

Ведение хозяйства предполагает иерархию распределения обязанностей, и потому с этим архетипом соотносится утверждение экономического принципа разделения труда. На Ближнем Востоке оно существовало уже в VII тысячелетии до н.э.. В раскопанном поселении того периода Иерихоне находят мастерские: в одной из них изготовлялись орудия из кости, в другом была мясобойня, третье принадлежало резчику бус, что свидетельствует о разделении разных видов производства. Этот хозяйственный принцип Девы потом приводит к кастовому размежеванию в Индии, и рудимент его мы находим в средневековой системе цехов.

Но прежде всего в иерархической хозяйственной системе занимают свое место прирученные животные. Первое из них — собака: сначала она помогала охотникам, но потом стала сторожить стада земледельцев. Интересный образ исполняющего свой долг животного — русский крылатый пес Симаргл, охраняющий корни посевов. Любопытна также древнегреческая легенда о собаке, породившей виноградную лозу. Непосвященный не увидит в таком мифе никакой логики: кроме общего архетипа, эти два образа ничто не связывает. Но архетипическая идея проста: животные должны помогать в хозяйстве.

Таковы основные мифологические образы этого архетипа. Какая же планета управляет Девой? Этот вопрос в астрологии остаётся открытым. С точки зрения астромифологии правильно будет сопоставлять ей астероид Цереру, в гороскопе ярко проявляет черты этого знака в гороскопе и имеет период обращения 4 года, что делает его удобным для практического использования. Положение его не вызывает сомнения у астрономов и точно вычисляется многими астрологическими программами. Церера — самая крупная из малых планет, которая может символизировать весь пояс астероидов в целом: как некое единое небесное тело, только по каким-то причинам состоящее из кусков. Подобно этому раздроблена на части наша земная реальность.

Однако также популярна гипотеза, что знаку Девы следует сопоставить планету за орбитой Плутона: где сегодня уже открыт десяток малых планет. Самая дальняя из них, с периодом около 11 тыс. лет, стоит примерно в одной и той же точке у всех ныне живущих людей и носит название Седна в честь морской богини: что не соответствует земному архетипу Девы и делает ее неприменимой для практики астролога. Астероиды рядом с орбитой Плутона носят мифологические имена богов, имеющих его черты стража и судьи, и среди них нет женских божеств. Поэтому популярная идея в русской астрологии идея планеты Прозерпины (или в западной – Изиды) за орбитой Плутона пока лишена практических оснований, хотя в честь Прозерпины, Персефоны и подобных им умирающих и воскресающих божеств назван ряд планет в самом поясе астероидов.

По одной из гипотез, цикл искомой планеты (назовем ее Изида, поскольку Прозерпина уже есть) — 640 лет. Этот период привлек внимание географа Э.Хантингдона: независимо от астрономов выявив этот цикл, он связал его с климатическими изменениями и миграциями народов. Несомненно планета, которая следит за порядком на земле, должна отвечать за то, что творится на её поверхности. Это планета циклических природных перемен — что вполне согласуется с выводами географа.

Если гипотетическая планета — символ цикла смены климата, влияющего на экономический уклад жизни людей, малая планета Церера, с циклом 4 года — показатель жизненных фаз человека. Это цикл смены деятельности и физического состояния организма (в гороскопе она отвечает за здоровье и нередко связана с окончанием учебы или сменой работы, как и с естественной смертью).

В связи с планетами смены жизненных фаз уместно будет более подробно поговорить о периодизации архетипов.

 


ЦИКЛЫ РАЗВИТИЯ АРХЕТИПОВ

(модель прецессии и археологические этапы)

 

Самая популярная сегодня астрологическая модель эпох связана с прецессией (смещением точки весеннего равноденствия из созвездия в созвездие). Она оперирует отрезками времени примерно в 2150: в среднем столько точка равноденствия идет по одному знаку Зодиака (от 1800 до 2500 лет в зависимости от конфигурации звезд каждого созвездия, но это положение является дискуссионным для разных астрологов). Полный прецессионный цикл составляет 25 900 лет. Эта модель оказывается рабочей, когда мы говорим об обозримой истории, располагая достаточным количеством сведений и доказательств.

Так, в 12-10-м тысячелетии до н.э. после отступления ледника стал возможным оседлый образ жизни, который заложил основы раннего земледелия: мы рассматривали этот этап как кульминацию развития архетипа Козерога — но по модели прецессии правомерно соотнести его с эрой ДЕВЫ. Дева — второй знак земледелия, перенимающий эстафету Козерога. Начало эры Девы связано с миграциями людей в результате изменения климата ("потопа": 13-15 тыс. до н.э.), что подтверждает свойство природных перемен, описываемое этим знаком. Около 10 тыс.лет до н.э. человек приручил собаку: в ностратическом языке мезолита нет корня для обозначения собаки, это слово появляется только в раннеземледельческой культуре. С этого времени начинается процесс появления домашних животных, которых астрология соотносит со знаком Девы.

За эрой Девы следует эра ЛЬВА (10-8 тыс.до н.э), рисующая в нашем сознании картину первых цивилизованных поселений с каменными домами и оборонительными стенами, защищающими население от превратностей погоды, хищников и врагов. Их жители используют серпы для жатвы дикорастущих злаков и сами начинают возделывать пшеницу, красят стены домов, лепят из глины фигурки богов и животных и достигают высшего совершенства в охоте при помощи лука и стрел (недаром лев — царь зверей!). Этим периодом датируются первые ближневосточные культуры, иногда уже называемые цивилизациями: мы ещё не можем воочию увидеть их, восстанавливая их историю лишь благодаря археологии — освещая тьму веков солнечным светом нашего разума.

Образы подземных миров, которыми правят боги скота, по модели прецессии будут связаны с эрой РАКА (7-6 тыс.лет до н.э.) — знака, обращенного к миру души. В это время уже существуют храмы-святилища, и в росписях на их стенах рядом с богами-людьми находят рисунки зверей. Скотоводство вытесняет охоту, и роль бога-мужчины отходит на второй план, уступая место богине, покровительствующей процессу рождения. Люди хоронят мертвецов в скрюченной позе новорожденного ребенка, в желании помочь процессу перерождения,— а потом, с развитием погребальных обрядов, начинают хоронить в вытянутой позе, отличающей человека от животных. В 6-м тысячелетии до н.э. люди создают лодку, которая в мифах ассоциируется с Луной, правящей Раком, и с погребальными обрядами, возвращающими умерших в лоно великой матери вод. Тогда же появляется деревянная и глиняная посуда и плетеные корзины, совершенствуя процесс приготовления пищи, связанный в астрологии с женскими функциями Луны. И возникает ткачество (здесь можно привести образ индейской Луны-ткачихи Ишь-Чель). Одежда из ткани — наш современный панцирь Рака, хранящий тело и душу.

Эра БЛИЗНЕЦОВ (6-4 тыс.до н.э.) доносит до нас свидетельства интенсивных торговых связей между разными культурами. Обмен необходимыми для производства природными материалами и достижениями (обжиг керамики, обработка меди) убыстряет прогресс: он ведет к возникновению городов-государств. Эра Близнецов — период изобретения иероглифов в Египте, шумерской клинописи и первой письменной фиксации древних мифов и преданий, за которую отвечает управитель Близнецов Меркурий. Начиная с этого момента история эр подтверждает свои астрологические названия не только идеями, но и конкретными образами: и в самом раннем дошедшем до нас литературном произведении — эпосе о Гильгамеше, мы встречаем образ его двойника-близнеца Энкиду.

Эпоху письма сменяет медный или бронзовый век (4-2 тыс.до н.э.): им правит Венера, которую средневековье, сопоставлявшее планетам металлы, связывало с медью. Тогда появляется плуг, и в сельском хозяйстве всё более активно используют быка, становящегося объектом повсеместного поклонения. Это эра миролюбивого созидателя ТЕЛЬЦА и первых обширных государств-цивилизаций: Шумера и Египта, которая сохранила для нас чудо египетских пирамид и древних произведений искусства, создала поливное земледелие и современный календарь, разработав основы законодательства и первой земледельческой науки — астрологии.

Круг замыкает эра ОВНА (со 2 тыс. до н.э. по начало н.э.) — это железный век, характерный изготовлением оружия и подвигами героев. Эра Овна — это история непрерывных войн (о которой дает яркое представление эпос Библии). Народы сталкиваются между собой, как бараны в период весенних игрищ. И правит этой эпохой воинственная планета Марс, имеющая красный цвет из-за окислов железа. В эру Овна утверждается сила личности и её права. Её доказывают императоры, претендующие на абсолютную власть, и народы, восстающие против своих угнетателей. Самосознание человека подтверждают монотеизм и атеизм: опора на своё "я" радикально меняет взгляд людей на мир, и возникают новые религии и науки.

Эра Овна, ставящая акцент на абсолютной власти человека, сохранила для нас имена великих людей (Лао-Цзы, Заратустры, Будды, Христа), давших религиозные законы следующей эре РЫБ, которую мы отсчитываем от рождества Христова. Образ рыбы становится символом первых христиан. В эру Рыб морской бог Нептун возвращает человечество от ясного света разума к глубинам океана подсознания и побуждает осмыслить исток, откуда всё произошло. Прогресс отходит на второй план — но в смешении разных уровней развития и разных культур формируется единство человеческой цивилизации: которое существовало изначально и всегда — но теперь это стало заметно. Путешествиями и завоеваниями, объединяющими цивилизацию, правит управитель Рыб по изначально-вавилонской и дошедшей до нас средневековой системе септенера (семи планет) — Юпитер.

Сейчас наступает эпоха ВОДОЛЕЯ, и многие ждут перемен. Бог небесного света Уран уже способствовал открытию электричества, научно-технической революции и появлению эволюционных идей. И в эру Водолея стремление человека к ясному Небу стало настолько сильным, что, не испугавшись власти Громовержца, самолеты прорвали границу его грозовых туч. А потом в Космос полетели ракеты: словно древний демиург Вселенной вновь позвал людей расширить свои просторы. Мы жаждем каких-то радикальных изменений в самой природе человека — подобных тем, которые согнали с деревьев обезьян и сделали их людьми. Современное увлечение экстрасенсорикой — преддверие этого. Некогда люди оторвались от земли, встав на две ноги,— быть может, сейчас они должны взлететь, и не только благодаря машине?

Согласно модели прецессии, через две тысячи лет придет эра КОЗЕРОГА, которая создаст небывалые материальные достижения, осознает роль Земли в мироздании Космоса и телесно закрепит открытые Водолеем эволюционные способности человека. А эра СТРЕЛЬЦА (4000-6000 годы), быть может, по-новому организует для людей их реальность: изменит их общественный разум и сформирует сквозную систему духовных потоков из прошлого в будущее. Затем эра СКОРПИОНА (6000-8000 годы) создаст иные резервы выживания и способности побеждать смерть. И, наконец, эра ВЕСОВ (с 8000 по 10000 год) установит новые формы культурного взаимодействия внутри Вселенской цивилизации. Этого потребует освоение открытых к тому время новых пространств — а может, и времен (ведь недаром Весы — знак экзальтации Сатурна).

Но для того, чтобы описать будущее даже циклически, мы вынуждены обращаться к знанию, которое прямо не вытекает из самой модели прецессии, а основано на понимании астрологических архетипов. Мы сделали попытку дать более простую и привычную для современного разума линейную модель развития и предлагаем использовать модель прецессии тем астрологам, кому пока тяжело выйти за рамки четких интеллектуальных схем и погрузиться в расплывчатые сферы архетипа. По ходу изложения мы будем обращаться к прецессионному циклу. Но надо помнить, что он всегда будет лишь одной из возможных моделей развития. И хотя 26 000-летний цикл называют "платоновским годом", но эту модель астрологи активно используют один только последний век! Её распространением мы обязаны теософской школе.

А, например, у древних вавилонян священным считался период сароса — 3 600 тыс.лет, и он тоже имеет астрономическую основу. 3600 = 60х60, а 60-летний период — это цикл совпадения обращения Юпитера и Сатурна: двух наиболее медленных видимых планет. Их наблюдаемое соединение в небе иногда считается вифлеемской звездой, предшествовавшей рождению Христа. Это также самый значимый цикл китайского гороскопа. И для описания развития общества (Юпитер) этот цикл несомненно значим. Индусы же предпочитают оперировать циклом в 5000 лет (столько длится современная темная эпоха — Кали-Юга). Быть может, эти или другие циклы заинтересуют кого-то из астрологов.

Для тех, кому интересна модель прецессии, мы приводим схему проекции прецессионного цикла на более ранние стадии развития. Правда, отрезок 2000 лет для антропогенеза ничтожен: и отступление в ту или иную сторону даже на 26 тыс.лет иногда не считается существенным. Но некоторые археологические данные можно попробовать свести к этой схеме, хотя их окажется немного из-за слишком мелкого для археологии масштаба. Поскольку колебания некоторых этапов в эволюции человека составляют сотни тысяч лет, привязывание их к конкретному знаку прецессии практически невозможно. Тем не менее, если откладывать кратное 25900 циклу число в глубь истории, получатся такие календарные привязки, связанные с архетипами знаков:

Рыбы: Находимые около 50-52 тыс.до н.э. первые следы заботы об убитом звере связывают нас с идеей неразрывной связи рождения и смерти, возвращая к истоку Рыб. Наскальная живопись того же периода подтверждает экзальтацию Венеры в Рыбах.

Водолей: Форсированное развитие на основе мясоедения и изменения инстинктов можно определить как экзальтацию Урана в Скорпионе. Но датировка начала ускорения эволюции 252-250 тыс.лет до н.э. дает нам возможность связать этот период и с самим Водолеем.

Козерог: Около 250 тыс.лет до н.э. происходит революция в обработке камня — создание настоящих инструментов, показывающее нам, что навыки предков действительно усвоены и закреплены. Этому сопутствует уменьшение миграций — а значит, усиливается память о своей земле и себе, что приводит к началу символического самобозначения (которое подробнее будет рассмотрено в архетипе Льва). В то же время находят первые знаки-засечки, возможно, обозначающие время или число. С этого периода начинает развиваться счет: люди уже умеют считать до трех и вскоре преодолевают этот барьер (поставленный их мышлению ограничениями трехмерного пространства нашей Вселенной).

Стрелец. Этому знаку, с которым мы соотносим основы религии, соответствует период 150 тыс.лет до н.э.: он доносит до нас первые признаки почитания медведя, как и образ созвездия Большой и Малой медведиц, которые иногда тоже связываются с этим временем. Почитание зверей — тотемизм — можно назвать первой на земле устойчивой религиозной традицией.

Скорпион. Со знаком Скорпиона по модели прецессии соотносится период около 200 тыс.лет до н.э., который можно охарактеризовать как начальный этап раздоров между общинами и внутри племён, проявляющий борьбу природных инстинктов с общественными. Вследствие этого появляется каннибализм, но также происходит изменение биологического цикла у женщин (исчезновение эструса), открывающее новые возможности рождения.

Весы. Этому знаку культурных очагов соответствуют первые искусственные постройки для жилья: тогда их можно датировать 190 (а не 200) тыс.лет до н.э. В другом периоде, кратном циклу прецессии: около 40 тыс.лет до н.э.— развитие культуры приводит к появлению более утонченного человека современного типа, которого мы считаем физически совершенным, пользуясь эстетическим критерием Весов. А еще позже — в 14 тыс.лет до н.э. в рамках эры Весов происходит освоение всего пространства земли: это закладывает основы формирования и взаимодействия разных культур под воздействием местности и рельефа,— сохраняя и в строении человеческого тела особенности территории проживания людей (что соответствует экзальтации в Весах Сатурна).

Дева. С трудовым знаком Девы следует соотнести период 40-38 тыс.лет до н.э., когда создание костяного резца совершает революцию в иструментарии, развивая руку человека и усиливая ментальное направление его разума. А в 12 тыс.лет, как мы уже упоминали, происходят массовые миграции людей, связанные с изменением природных условий.

Лев: Возможно, это один из пиков гуманности людей и заботы о ближнем, к которому привела широта возможностей жизни, сделав человека царем зверей: примерно 62-60 тыс.лет назад жили те кормимые обществом калеки, о которых рассказывают дошедшие до нас захоронения.

Рак: 60 тыс.лет назад возникает почитание мертвых соплеменников и появляются погребальные ритуалы: о них говорят цветы, найденные в могиле. Это обозначает развитие понятия души, которую олицетворяет знак Рака.

Близнецы: 58 тыс.лет до н.э.— этим временем можно датировать смысловые (пранаучные) значения первых знаков, изображенных красками: круга и креста, что соответствует Близнецам как знаку интеллектуальных схем.

Телец: 30 тыс.лет до н.э.— время появления первых статуэток, изображавших богиню-женщину — пещерную Венеру. Это говорит о появлении человеческих чувств и развитии искусства, соотносимых со знаком Тельца.

Овен: Единственная и очень условная дата, которую здесь удается найти — 700 тыс.лет до н.э. — так датируется овладение огнем, что будет соответствовать по модели прецессии — самому огненному знаку Зодиака — Овну.

 

Почему же мы не можем рассмотреть всю историю через прецессионную модель? Мешает не только несовпадение конкретных исторических этапов развития у разных народов или отсутствие фактического материала, побуждающее нас от истории обращаться к археологии. Как мы уже говорили, само развитие архетипов в принципе не может быть описано одной схемой дат, поскольку к одному и тому же понятию происходит многократный циклический возврат. Понятие архетипа вбирает в себя все новые образы, и это происходит не по законам какого-либо одного цикла (будь то цикл прецессии или другой). На часах истории — не одна, а множество стрелок, и все они движутся с разной скоростью.

За то время, пока планета природной эволюции Уран (имеющая цикл обращения 84 года) совершает один оборот, Марс (с циклом 2 года) успевает дать человеческой воле 42 новых импульса. В один цикл Плутона умещается 251 цикл Солнца и более тысячи обращений Меркурия. А значит, человечество успевает тысячекратно осмыслить свою реальность за то время, пока длится один виток массовой истории. И естественно измерять развитие архетипов, соответствующих дальним планетам, другими мерками, нежели образов более близких нам планет.

Сравнительно короткий цикл прецессии хорошо работает с быстрыми планетами, но мало что может рассказать о медленных. Он описывает ту грань Зодиака, которая соответствует светлому времени года (от Овна до Девы) и развитие архетипов планет, чей период не превышает, по всей видимости, 2 (Марс) или 4 года (пояс астероидов). Но очень возможно, что даже по модели прецесии воинственной эре Овна требуется для развития своего архетипа в три раза больше времени, чем миролюбивой эре Тельца (периоды Венеры и Марса соотносятся как 3 к 1). Иначе почему бы войнам не прекратится две тысячи лет назад?

 

Если мы посмотрим на мифологические образы круга Зодиака, мы увидим, что самые древние архетипы (Рыбы, Водолей, Козерог и Стрелец) описывают сотворение мира: возникновения той Вселенной, в которой живет человек — и, конечно, его самого. Этот процесс длился миллионы лет: неслучайно древнейшие архетипы формируют циклы медленных планет. Он завершается созданием человеческого общества как особой, вне-природной реальности людей. Наиболее бесспорную датировку этого процесса дает археология:

 

Таблица 2. АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ АРХЕТИПОВ

 

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЭПОХИ,

закладывающие основы архетипов

(этапы эволюции человека)

КУЛЬМИНАЦИЯ РАЗВИТИЯ АРХЕТИПА

(начало формирования

мифологического образа и культа)

 

10-4 млн. лет до н.э.—

эпоха РЫБ:

человекообразные на деревьях

 

 

30-15 тыс. лет до н.э.— появление человека нашего типа; природные катаклизмы, пробуждающие сознание:

культ Великой матери, боги водного Хаоса.

 

 

3,5-2,5 млн. лет до н.э.—

эпоха ВОДОЛЕЯ: выход из леса, расселение пралюдей по открытым пространствам

 

 

15-12 тыс. лет до н.э.— миграции, освоение новых земель: образ бога ясного Неба, культ творца Вселенной

 

2,5-1 млн. лет до н.э.—

эпоха КОЗЕРОГА: прямохождение,

первые орудия — человек умелый 

 

 

12 тыс. лет до н.э.— раннее земледелие: обретение родины, родоплеменная организация: культ предков, образ бога своей земли и судьбы

 

с 1 млн. лет до н.э. и до наших дней —

эпоха СТРЕЛЬЦА: совместная охота, община, основы религии — человек разумный,

живущий в обществе.

 

 

10 тыс. лет до н.э.— развитие земледелия и охоты, социальная организация: образ царя богов — стрелка-громовержца, культ жреца

 

 

Согласно разным археологическим гипотезам мы можем менять или уточнять эту датировку, но суть процессов останется та же.

Следующие четыре архетипа (Скорпион, Весы, Дева и Лев) описывают те процессы, которые движут уже не биологическим, а социальным прогрессом. Он продолжается сотни тысяч лет и ведёт к созданию цивилизации и физической красоты людей. Его — очень грубая!— датировка:

 

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЭПОХИ,

закладывающие основы архетипов

(этапы эволюции человека)

КУЛЬМИНАЦИЯ РАЗВИТИЯ АРХЕТИПА

(начало формирования

мифологического образа и культа)

 

с 1 млн.лет до н.э.— эпоха СКОРПИОНА: мясоедение, биологическая трансформация (исчезновение эструса, охотничий инстинкт);

с 200 тыс.лет до н.э.— форсированная эволюция

 

9-7 тыс. лет до н.э.— скотоводство,

столкновение земледельцев и кочевников:

бог скота, богатства и подземного мира; змей, культ мертвых

 

 

с 700 тыс.лет до н.э.— эпоха ВЕСОВ: овладение огнем, первые законы-табу - формирование основ культуры; с 60 тыс.лет до н.э.— гуманная забота о ближнем

 

 

7-4 тыс. лет до н.э.— гончарное ремесло и

начало выплавки меди: культ кузнецов,

культурные герои-законодатели

 

с 400 тыс.лет до н.э.— эпоха ДЕВЫ: преобладающее развитие рационального мышления, языка, трудовых навыков и инструментов;

с 40 тыс. лет до н.э.— резец,

формирование современного мышления

 

 

8-3 тыс. лет до н.э.— земледельческая

культура как единый хозяйственный цикл:

образ матери-кормилицы Земли, умирающих

и воскресающих богов растительности,

аграрные культы

 

с 200 тыс.лет до н.э.— эпоха ЛЬВА:

символическое мышление, самообозначение, искусство;

с 50 тыс.лет до н.э.— строения, основа

будущей цивилизации: новый уровень жизни, помогающий осознанию индивидуальности

 

 

3-1 тыс. лет до н.э.— изобретение колеса

и колесниц, возникновение империй:

образ солнечного бога,

солнца-коня и героев, солярный культ

 

В мифах ключевой момент эволюции человека отражается через овладение огнем. Стихия огня символизирует развитие в астрологии, и поэтому в нашей модели итоговыми выступают знаки огня: Стрелец, Лев и Овен.

Последние четыре архетипа (Рак, Близнецы, Телец и Овен) описывают эволюцию индивидуальности, к которой подводит нас знак Льва. Этот процесс, идущий десятки тысяч лет и наиболее незавершенный, как раз уместно рассматривать через образ астрологических эр. Но, чтобы исключить неравноправие архетипов, которые существуют в нашей душе вечно и равноположено, можно привести и более древнюю его датировку, конечно, тоже очень условную:

 

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЭПОХИ,

закладывающие основы архетипов

(этапы эволюции человека)

КУЛЬМИНАЦИЯ РАЗВИТИЯ АРХЕТИПА

(начало формирования

мифологического образа и культа)

 

со 100 тыс. лет до н.э.—

эпоха РАКА: тотемизм, жизнь своим родом,

установление погребальных обрядов, начало великих расовых делений — развитие психики: возникновение понятия индивидуальной души

 

 

8-7 тыс.лет до н.э.- развитие женских функций приготовления пищи и ткачества; осознание циклов, устный эпос: образ Луны как основы

счета времени, мифы о бессмертии, богини материнства, лунарный культ

 

с 40 тыс. лет до н.э.— эпоха БЛИЗНЕЦОВ:

выход за рамки рода, появление человека

современного физического облика и типажей разных народов; праязык, ставший основой современных языков

 

 

6-4 тыс. лет до н.э.— изобретение письма, развитие торговли, города-государства:

культ близнецов-прародителей, образ трикстера,

бога речи и письма — вестника богов

 

с 12 тыс. лет до н.э.— эпоха ТЕЛЬЦА: овладение возможностями природы: земледелие, матриархат; развитие цивилизации, ремесла и

искусства, и эмоциональной сферы

 

 

3-2 тыс.до н.э.- цивилизации-государства, материальный расцвет (пирамиды, дворцы):

образ богини любви и красоты, Зари и

звезды-Венеры, оргиаистические культы

 

с 4 тыс. лет до н.э. и до наших дней —

эпоха ОВНА: развитие со знания "я" — войны, патриархат; первые личности в истории, утверждение прав человека

 

 

2-1 тыс. до н.э.- нравственные идеалы, смена взгляда на мир, приход к единобожию:

образ бога войны — идеального пастыря,

культ вождя

 

Как мы видим, на полученной модели глобальные циклы развития архетипов иногда предстают вложенными друг в друга — подобно тому, как и реальные циклы планет вмещаются один в другой. Поскольку достижения одного архетипа способствуют проявлению другого, они образуют линейную последовательность: она наиболее заметна в изначальной природной эволюции. Но так как развитие архетипа на деле не прекращается и после того, как порождает своё естественное дополнение, архетипы вкладываются друг в друга как матрешки. Это наиболее видно на примере последних архетипов, относящихся к личности человека: пра-образов души-Луны, интеллекта-Меркурия, чувства-Венеры и воли-Марса. Обычно люди считают, что эти качества развиваются одновременно, не предполагая, что здесь вообще возможна какая-то логическая последовательность, и что одно из них может быть рождено и возлелеяно другим. Процессы общественного развития (средние архетипы) мы склонны мыслить то параллельно, то последовательно; в соответствии с этим и на временной модели они частично перекрывают друг друга.

Согласно эволюционной модели зодиакального круга (как и всех других существующих моделей развития человека), история ускоряется. С точки зрения самой природы или гипотетического внешнего наблюдателя, это, вероятно, не так: и наш прогресс за последний миллион лет не больше, чем за предыдущие. Но это не должно нас смущать: сама эта неправильность органически присуща нашему привычному и естественному восприятию реальности (а говоря о развитии сознания и строя модель психики, мы стремимся описать именно его!). Для нашего разума, осмысливающего мир через призму времени, чаще всего наиболее актуальны те события, которые произошли недавно. Остальные становятся принадлежностью бессознательной памяти, и к ней мы практически не имеем доступа: не из-за человеческого несовершенства, но в силу природной экономии. Творящий дух не терпит повторений, и возвращается к истории ровно настолько, насколько это необходимо ради движения вперед.

Но теперь, чтобы подойти к следующему архетипу с должной глубиной, мы вынуждены вновь вернуться к доисторическому времени — и проследить путь формирования человеческой индивидуальности, который лежит в основе архетипа Солнца.



АРХЕТИП ЛЬВА
(Солнце, планета жизненного совершенства)
Праобраз героя, утверждающего свою независимость

 

Описывая циклы жизненной трансформации, знак Девы символизирует глобальные этапы развития человечества, подводя к совершенству каждого отдельного человека. Вершина социального прогресса — возникновение цивилизации, кульминация развития разума — понятие о ценности человеческой жизни. Две эти пиковые точки истории в астрологии отражает знак Льва — в который неслучайно попадает точка золотого сечения Зодиака (в круговой модели эволюции сознания или прецессионном движении).

Архетип Девы описывает служение человека процессу общественного развития. Именно из этой самоотдачи вытекает идея великой роли человеческой личности, которая органически присуща знаку Льва. Как и образ совершенства окружающего мира: зная, что закон перемен не минует его, мы начинаем ценить его красоту. Поэтому архетип Льва, подобно его управителю Солнцу, излучает яркий внутренний свет на предметы и явления, которые прежде оставались незначимыми для разума.

Лев — знак, символизирующий блеск цивилизации. Солнце — планета человеческой индивидуальности и воспитанного разума. Что привело к цивилизованности человека? Возникновение над-биологической системы — социума (Стрелец) и культуры (Весы), которая, как и материя, стала первичной для сознания человека. А также на основе биологических резервов человека (Скорпион) создание той производственной базы (Дева), которой в природе нет. Для обозначения этих явлений возникло научное название "сверхорганической материи": и оно хорошо описывает суть архетипа Солнца. Солнце в гороскопе — как и солнечная энергия для многих людей — объединяет понятие тела и духа. Кроме того, оно трактуется как разум в самом широком смысле слова: свет разума в отличие от сумерков души. Язык науки так говорит об этом единстве тела, духа и разума:

"Человеческое сознание бесспорно является сверхорганическим. Но кроме духовного, существует материальное суперорганическое, которое и является основой первого. Только выявление сверхорганического материального дает возможность раскрыть коренное отличие общества человека от объединения животных."[6]

Смысл этой цитаты в том, что к раскрытию высших способностей человека приводит достигнутый уровень культуры. И в жизни представители знака Льва, чтобы лучшим образом проявить свою индивидуальность и человеческое достоинство, обычно используют именно достижения цивилизации (что соответствует экзальтации в этом знаке планеты материальных ресурсов Плутона).

Слово "цивилизация" непосредственно происходит от civis — "город", и мы понимаем под ней нечто, выстроенное людьми независимо от природы. А потому её началом можно считать поселения с наземными строениями. Первым постройкам — примерно 200 тыс.лет, они показывают революцию в обработке камня и говорят о возможности заселения территорий, ранее не приспособленных для жилья. В отличие от далеких миграций Водолея, это расширяет ближний ареал обитания человека и делает его более плотным, лишенным характерных для Водолея пустых пространств, выражая львовскую идею заполнения и полноты. Цивилизация Льва выводит нас к богатству и разнообразию форм существования, которое уже отличает друг от друга первые культуры X-V тысячелетий до н.э.

В это время, после отступления ледника, хижины и полуземлянки быстро сменяют глинобитные и каркасные дома. Дом становится центром жизни человека. Раскопанные фундаменты Эйнана (натуфийская культура, X тыс.до н.э.) или Джармо (сев.Месопотамия, VII тыс.до н.э.) показывают, что поначалу каменные дома были круглые (!), а в центре помещался очаг. Так древние строители, бессознательно тяготея к естественной форме шатра, который в природе являет пещера и само небо, воспроизвели современный символ целостности: круг с центральной точкой посередине. Астрологу первый каменный дом легко напомнит знак Солнца и Солнечной системы, организованной вокруг источника света и тепла. И этот образ служит яркой иллюстрацией любви Львов к строительству: ведь это самый надежный способ защиты и покровительства, который предоставляет людям цивилизация (а в природе роль покровителя исполняет Солнце). Потом утилитарный принцип удобства взял верх, и дома стали прямоугольными. Но  разве не приятно нам и сегодня оказаться в круглой комнате? Когда взгляд не упирается в углы, человек не ощущает себя в замкнутом пространстве — не чувствует психологических ограничений. Быть может, когда-нибудь строительство вновь вернется к естественным формам, встречающимся в природе.

Про неолитические поселения с полным правом можно было сказать: мой дом — моя крепость. По образу жизни это были земледельческие деревни, но по укрепленности стен, оград и цитаделей они больше похожи на города или небольшие замки — отчего самую известную из них своим искусством — Чатал-Хююк иногда называют "агрогородом". Для большей надежности и охраны от диких зверей вход в его дома располагался сверху, и в него вела лестница. Лестницы соединяли дома между собой, их можно было убрать, а стены надежно защищали население от неприятеля. Городом уже можно назвать и Иерихон IX тысячелетия до н.э., вокруг которого жители возвели оборонительные стены, воздвигли сторожевую башню и создали из камня цистерну для воды. Даже мертвые оставались в зоне охраны раннеземледельческих городов-деревень: их хоронили под полом дома. Таковы были первые оплоты цивилизации.

Оседлый образ жизни привел к улучшению условий быта и позволил человеку осознать свое человеческое достоинство, которое в астрологии символизирует знак Льва. С достигнутым уровнем существования уже не шел ни в какое сравнение даже наиболее организованный уклад жизни животных (пчел, муравьев и т.д.). С VIII-го тысячелетия до н.э. существуют поселения с храмами, мастерскими, производством и обменом, которые являются центрами округи. В VII тысячелетии анатолийцы начинают обжигать керамику, прясть и ткать и учат этому соседей. Посуду украшают изображениями людей и животных, и лепят статуэтки богов и зверей: продолжая самую древнюю традицию искусства постледникового периода. Дома красят и отделывают изнутри, а стены святилищ покрывают росписями. Тогда религия ещё не отделяется от жизни, и росписи изображают сцены охоты или погребения, или рогатый скот, который начинает обожествляться на этапе развития скотоводства. В таком поселении наш современник, брезгующий шатрами или землянками, уже не отказался бы жить: все основные достижения быта — нормальная посуда, одежда и радующая глаз повседневная эстетика — там уже были.

В Эйнане находят и реалистические, и схематические рисунки — и это свидетельствует о развитии символического восприятия: собственно человеческого способа видения мира, который также связан с архетипом Солнца. В росписях Чатал-Хююка в орнаментах во множестве встречаются руки, рога, кресты и много других символов, большинство которых остаётся непонятными современному исследователю. Крест — древний символ инструмента для добывания огня (который более натуралистично изображает свастика). Как и рога быка, символизирующие для скотоводов плодородие и запас пищи, он исполняет функцию защиты и опоры. Но уже образ руки, как некий божественный символ, более сложен для нашего восприятия. Можно сказать, что он говорит об осмыслении и обожествлении человеческой деятельности как части единого великого процесса (идея архетипа Девы). Сейчас этот символ более всего ассоциируется с магией, и образ руки, возникающей из облака, мы находим в колоде карт Таро.

Искусство, к которому обращают нас идеи архетипа Льва, во все времена служило критерием того, как люди осознают богатство внешних возможностей. Художник творит от полноты души, от избытка сил: поэтому если на какой-то стадии развития уровень жизни падает, достижений высокого творчества тоже ожидать не приходится (как у нас в годы перестройки). Происходит возврат к ремеслу (Весов), сориентированному на ситуативный момент и производству утилитарных предметов (Девы). Правда, производство тоже способствовало появлению искусства: по точности ударов на орудиях археологи определили, что работа шла под музыку — под ритмические песни легче было работать[7]. И хотя сегодня мы связываем искусство со сферой чувств, оно возникло рационально, как осмысление человеком мира и себя в нем: согласно солнечному понятию разума как центра своего мира (а "человеческие" эмоции развились позднее: о них речь пойдет в архетипе Тельца).

Первые изображения появились 200 тыс.лет назад: это были сначала отметины на кости, служившие опорой памяти и способом общения людей. Пейзажи с изображением мамонта и бизона более новые — им 50 тыс.лет. Уже 200 тыс.лет назад люди использовали охру, разрисовывая свои тела: и примитивные народы до сих пор украшают себя природными красками перед ритуалами и охотой. В этом, кроме зачатка понятия красоты, важен элемент осознания себя и своей функции — отличия себя от себя прежнего и от других людей: символического самообозначения, которое подводит нас к львовскому понятию индивидуальности.

Красный цвет охры — первый, который стали различать люди, кроме противопоставления тьмы и света: черного и белого[8]. В ритуалах красный цвет на камнях и копьях обозначал кровь убитых животных. А в орнаментальных росписях он символизировал Солнце и жизнь, в то время как черный (который служил также цветом сжигающего добычу костра) обозначал понятие смерти. Для нас сегодня Солнце — бесспорный символ жизни, который понимают даже дети ("Пусть всегда будет солнце!"). Жизни из плоти и крови, активного тепла жизненной энергии: таково психологическое значение красно-оранжевого цвета охры. И похоже, что этот символ был таковым уже для неандертальцев. Значит, вид современных людей, от рождения способный к искусству и символическому самообозначению, никогда не воспринимал солнце равнодушным небесным светилом! Оно всегда было для древних источником жизни — хотя кто из них мог догадаться, что подымающийся над горизонтом красный шарик заведует жизнью на такой огромной земле?

Что помогло древнейшим людям познать эту истину? Архетипическое родство образов, которое стало основой символического мышления человека. Как они постигали это родство, о котором мы сейчас забыли? Через ощущение внутренней целостности мира и себя, которое позволяло им определять себя через образы внешнего мира. Именно к этому единству возвращает нас сегодня искусство и все другие проявления солнечного архетипа. Самообозначение людей стояло у истоков культурной индивидуализации. Уже 50 тыс.лет назад у групп людей была своя символика, отличавшая их от соседей, которую знала вся община. Отличий поначалу было немного, и основными символами служили рисунки круга (небо) или креста (инструмент для добывания огня), но это заложило основы многообразия культур — и здесь уже можно говорить о духовной жизни человечества.

Орнаментальное искусство содержало в себе зачаток развития математических представлений о мире (которые потом развились в наблюдении за звездами и светилами: см.архетип Луны). Оно показывает, что до 200 тыс.лет люди считали только до трех. Далее в рисунках Европы продолжает использоваться тройка, а в Азии предпочитают четверичное представление о мире — это обычно соотносят с тем, что люди Азии были более развиты. Однако можно сказать, что эти два вида первобытного художественного творчества отражают динамическое — в Европе — и статическое — в Азии — представление о мире. Оно сохраняется и по сей день и, очевидно, связано не столько с индивидуальными чертами культур, сколько с их единой материальной подоплекой: территориальными особенностями и формирующими их процессами в недрах Земли (которые, согласно новейшим исследованиям, непосредственно связаны с солнечной активностью).

С разных сторон архетип Солнца подводит нас к образу единства мира. Число 4, которое возникает на пороге индивидуализации культур, лучше тройки отражает солнечный образ полноты. Годовой цикл, ставший для древних основой описания их производственного ритма жизни, делится на 4 части точками равноденствий и солнцестояний — и весеннее равноденствие, связанное с праздниками возрождения растительности, становится естественным началом астрологического года.

В астрологии 4 — это также число архетипов стихий, образующих преемственность образов внутри зодиакального круга. Понятие Хаоса Рыб: стихии воды, скрывающей в себе жизнь,— продолжает образ подземного мира Скорпиона, связанный с невидимыми истоками существования. Созидание небесного Демиурга-Водолея закрепляет божественный Кузнец-Весы, и в этом идея стихии воздуха. Земледелие и освоение того мира, в котором мы живем,— вслед за Козерогом описывает земной знак Девы. Не составляет исключения и стихия огня: юпитерианские функции царя-громовержца, стоящего над миром и организующего его по единому плану, перенимает солнечный бог, являясь щедрым дарителем энергии и всех земных благ.

Подобно тому, как индийским солнечный бог Савитар щедрыми руками-лучами дарит жизнь, лечит и исправляет грехи, Солнце ликвидирует кривизну человеческого пути эволюции. Ради ускорения прогресса человек становится жестоким хищником — но в лоне цивилизации он начинает быть милосердным от избытка возможностей. Изобретая инструменты, он и себя делает машиной — но ничто не мешает ему дополнить однобокость своего разума, нацеленного на производство. Символическое мышление Льва, ведущее к появлению искусства, дополняет рационализм Девы. Десятки тысяч лет назад, как и сейчас, оно помогает преодолеть неравноправие полушарий, возникающее в процессе развития языка слов и трудового отбора. Архетип Льва возвращает людей к целостности их природной личности. Недаром в теле Солнце правит сердцем — которое мы мыслим главным органом и средоточием личности, подобно тому, как и Солнце является центром Солнечной системы.

Правда, общество до сих пор нередко оценивает личность на основе критериев Девы: способности человека к труду. Развитие ребенка также обычно определяется по развитию речи и способности к обучению. Говоря о критериях Девы, уместно вспомнить эскимосов, у которых самым страшным ругательством является слово "неумеха". Трудные условия их существования сделали акцент на архетипе Девы, но более цивилизованный уровень жизни, к которому стремится Лев, позволяет ввести другие критерии оценки.

Архетип Льва заставляет ценить в человеке не только его качества работника или добытчика, но саму его индивидуальность: все природные способности, которые в нем есть, не важно, насколько высок в обществе спрос на них. Развивая этот архетип, общество ценит человека как такового, вне зависимости от его силы (вспомним, что общество пралюдей кормило "бесполезных" калек). И это приводит не к вырождению вида, как это было бы в природном мире, а к расцвету способностей человека. И те милосердные законы, которые некогда закладывает в общечеловеческом разуме Земли архетип Весов, делают возможным появление в обществе не только кузнеца или гончара, чей труд доказал свою практическую значимость, но и художника, чьи занятия не служат добыче пищи — но исправляют ту ущербность вида людей, к которой ведет его чрезмерное стремление к своему выживанию.

Мифы повествуют о том, что ремесленником становился человек с физическим изъяном: они оправдывают выбранное им занятие его недостатком, и ущербность — неотъемлимая черта архетипа, описывающего развитие законов культуры. Но образ художника в нашем сознании прекрасен, как солнечный бог муз Аполлон. А значит наступили времена, когда общество позволило своему члену не работать, несмотря на его физическое совершенство! И если до сих пор не все люди научились ценить творческие качества личности, которые уважали уже неандертальцы, и относятся друг к другу лишь на основе общественных критериев, это просто говорит о том, что процесс развития человеческой индивидуальности ещё не завершен. Мы не знаем о всех талантах, скрытых в нашей природе. Архетип Солнца, декларирующий уважение к человеку, помогает нам открыть их в себе.

Недаром Солнце связано с пантеистическим восприятием реальности: энергия светила отвечает за способность увидеть Бога в каждом её объекте и ощутить его нетленную ценность. Это та способность, которая объединяет материальное и нематериальное и позволяет придать земным формам природы метафизическое значение божественных архетипов. Это та целостность видимого и невидимого, которая дала возможность создать образы богов и мифы о Вселенной — и символическое восприятие, которое стало основой искусства и собственно человеческого языка: мышления не только словами, но и понятиями.

 

В мифах обожествление Солнца тесно связано с творческим процессом человека. Солнце поначалу не играло в мифах самостоятельной роли, хотя издревле мыслилось оком небесного бога. Солнечный свет был столь привычен, что никогда не поражал воображение человека так, как гроза. Поэтому Солнце не стало символом власти природы над людьми — и громовержец долгое время был бесспорным и единоличным правителем пантеона богов. Символически образ Солнца противоположен образу Неба: это не вся природа, но лишь её отдельный объект, как и сам человек, и оно всегда было символом близкого людям, доступного и созидаемого ими мира.

Усиление почитания Солнца наблюдается во 2-1 тысячелетии до н.э., в высокоразвитых культурах, и связано оно с предметом, изготовленным руками человека. Люди сделали светило полноправным богом, когда во 2-м тысячелетии до н.э. изобрели колесо — и возвели Солнце-колесо в ранг покровителя цивилизации. Это не покажется странным, если мы вспомним роль кузнеца, который стоял у истоков культуры. Солнце нередко мыслится куском огня подземного мира, подобно огню кузнеца, на нём помещается кузница божественного коваля или его наковальня.

Но сам знак солнца-колеса: круг с точкой посередине, запечатлённый иероглифами Египта и Китая, — палеолитический символ небосвода, он возник тогда, когда человечество ещё не знало колес[9]. Но светило присвоило его себе, и это свидетельствует о той доминирующей роли, которую оно начало играть по отношению к Небу. Ему присваивается даже роль небесной оси, некогда проходящей через жилище человека или гору громовержца: и у славян, скифов и народов западной Европы в честь солнца устанавливают шест с колесом наверху (существовавший ещё в неолите)[10].

Солнце катится по небу подобно колесу. И как колесо, которое одной гранью касается Земли, а другой — Неба, светило олицетворяет собой полноту и целостность бытия. День солнечный бог проводит на земле, обозревая мир и наделяя его своими дарами, а ночью спускается в подземное царство, где он светит мертвым и сражается с силами тьмы — так египетский Ра ведет битву со змеем Апопом. Ежедневный круговорот Солнца символизирует единство небесного, земного и подземного, а его свет воплощает закон добра (который разрабатывал знак Весов) и одновременно связан с конкретикой жизненного процесса (как знак Девы). Колесо становится универсальным символом всеохвата светила. Наряду с другими солярными божествами, в мифологии существовали даже особые боги солнечного диска, такие как египетский Атон, скифский Колоксай ("круг-царь") или славянский Хорс, напоминающие об истории колеса.

За изобретением колеса последовало распространение колесных повозок, которое сыграло в истории не меньшую роль, чем начало выплавки меди. Скорость колесниц позволяла охватывать большие пространства, и это дало возможность объединения земель и положило начало образованию империй и идее единовластия. До сих пор образ Солнца, именем которого величали могучих правителей, сопоставляется у нас с возникновением империй, перед блеском и роскошью которых меркли прежние маленькие царства. Неслучайно именно Аполлон стал покровителем полоненных земель. И церемония коронации ведет начало от образа короны солнечных лучей. Так возникали солярные культы. В мифологии, правда, место правителя уже было занято, и светило, посылающее земле тепло руками-лучами, осталось лишь независимым соперником главы пантеона, приносящего дождь.

Вторым символом светила стал конь, и в этом Солнечный бог заставил Громовержца уступить. Если глава богов ездит по небу верхом, Солнце — на колеснице, запряжённой лошадьми. Упряжкой правит греческий Гелиос или индийский Савитар. Светило и само движется по небу быстро, как конь, и потому мифы отдали этот символ Солнцу: мы видим в мифах образ солнечного коня, такого как "конь-огонь" или индийский Дадхикра. И в сказках образ коня часто символизирует светило.

Солнце — доброе божество, несущее людям свет руками-лучами. Таким до сих пор рисуют его дети: с руками и улыбкой на лице. И это естественный образ для всех землян: ведь мы знаем, что Солнце — не просто одна из звезд, но наш собственный источник жизни. В этом ключ к пониманию астрологического значения Солнца как планеты человеческой индивидуальности: наших природных способностей и талантов. Их воплощает также образ Льва, царя зверей, именем которого назван солнечный знак Зодиака и желтая грива которого напоминает Солнце. Лев — традиционный символ индивидуальной силы и власти. Мощь Солнца и видимый результат его плодотворной силы в августе — месяце плодов — подтверждает экзальтацию во Льве планеты богатств Плутона.

Мы обычно представляем себе светило символически: так побуждает воспринимать мир архетип Солнца. Не все люди видят более простой и древний его образ: катящегося по небу через весь мир огненного колеса, отличительная черта которого — постоянство. Солнце — часть нашей повседневной жизни, которая охватывает её всю. Это обыденный и будто бы доступный объект, видимый нами каждый день. Но именно повседневное жизненное творчество (воплощаемое Солнцем в гороскопе) создает ценность и бессмертие индивидуальности.

В отличие от бога грома и молнии, который является лишь проводником воли Небес и его высших сил, архетип солнечного бога утверждает свою независимость от царя богов и свою собственную власть. Это выглядит закономерным: солнечное тепло правит всем природным процессом, и в конечном итоге от него зависит, будет дождь или нет. Правда, во II-м тыс.до н.э. земледельцы ещё не знали этого. Более того, они давно уже не обладали природной интуицией, чтобы это чувствовать. И тем не менее, обожествив катящееся по небу колесо, они угадали. К истине их приблизил тот трезвый и разумный взгляд на мир, который возник у человека, когда в процессе земледелия он почувствовал себя реальным хозяином жизни на Земле: подобно Солнцу, которое видимым образом самостоятельно гуляет по Небу, пока не грянет гром. Недаром, наряду со всеохватом, солнечный бог обладает предвидением, роднящим его с богом Неба. Сделав центром мира не далекого абстрактного бога, но конкретный явленный предмет, солнечный архетип слил воедино духовное и материальное, сотворенное Богом и созданное разумом людей.

Подобно Аполлону — единственному из богов, кому дано предвидеть будущее, и предводителю муз, Солнце покровительствует созданной культурной цивилизации и личной силе человека, воплощаемой в образах героев. Таков греческий победитель Химеры Беллерофонт, летающий на крылатом — солнечном — коне Пегасе; германский поэт и герой Старкад или шумерский строитель городских стен и победитель чудовищ Гильгамеш. Или семитский Самсон, прославившийся победой надо львом. Его имя родственно названию Солнца (Шамеш), а крона солнечных лучей дала силу его волосам. В мифах герои часто побеждают льва, что служит традиционным символом их силы и независимости.

Солнечный архетип предлагает сменить образ человека разумного — по сути "человека общественного"— на "человека совершенного или самостоятельного", которого мы сегодня иногда называем "сверхчеловеком", а обычно просто героем. Он описывает образы героев и мастеров, отвергающих власть царя — и общественное мнение — ради развития своих собственных качеств. Быть может, открытые ими таланты когда-нибудь пригодятся людям,— как стало необходимым ремесло кузнеца. Но сначала общество отвергнет тех, кто стал жить по своему индивидуальному закону. И мифы часто повествуют о трагическом конце героев, которые выступают гордыми одиночками, вступающими в неравную борьбу с юпитерианскими законами устоявшегося бытия.

Само светило также нередко соперничает с главой пантеона, как китайский солярный бог Янь-ди сражается с громовержцем Хуан-ди или индийский Сурья с Индрой. Но, как туча закрывает собою солнце, солнечный бог терпит поражение. Личная сила и обретаемая человеком самостоятельность, которую символизирует солнечный архетип, не может противостоять глобальным законам природы и коллективным традициям общества, которые воплощает собой громовержец. Так прежняя мистерия сражения громовержца со змеем в лоне цивилизации перерастает в вечный конфликт личности и общества, которую символизирует противостояние архетипов Солнца и Юпитера.

Но неужели у человека-героя, человека-творца нет никаких шансов победить царя природы? Громовержец исполняет волю бога Небес, в ведении которого бесчисленные мириады звезд, а Солнце — всего лишь одна из них. Так и герой — всего лишь один из множества людей. Жизнь отдельного человека ограничена, и сколь бы выдающимися ни были его таланты, они уходят в землю вместе с ним. Кульминацией мифологического повествования о герое становится его гибель. Герои ищут путь к бессмертию: как китайский стрелок И, Гильгамеш или Геракл — но им редко сопутствует в этом удача.

Изменение природы вокруг себя и в себе, начатое архетипом Кузнеца, сделало невозможным регресс. Но чтобы стало реальным движение вперёд, нельзя просто отбросить традиции, полагаясь лишь на свою сегодняшнюю силу, которой завтра не будет. Прежде чем добиться независимости и возглавить человеческую историю, цивилизованный разум, который воплощает Солнце, должен осознать: что же в индивидуальности есть вечного и как оно может быть сохранено? И в следующем архетипе сознание возвращается к осмыслению прошлого: к коллективным возможностям передачи традиций. Преемственность природного и культурного существования людей описывает мифологический образ бессмертной Луны. Материнский архетип Луны призывает поделиться своим совершенством с другими, будущими поколениями: и так утратить свою солнечную целостность — и так её сохранить.

 

 

АРХЕТИП РАКА
(Луна, планета души)
Праобраз бессмертия и вечного материнства

 

Когда после архетипа Солнца мы переходим к мифологеме Луны, может показаться, что мы нарушаем хронологическую последовательность мифологического развития: от сверкающей цивилизации мы вновь возвращаемся к далекому прошлому. Луна покровительствует миру животных — как римская охотница-Диана или греческая Артемида, бегающая по лесистым холмам с луком и стрелами, избегая шумных городов. Некогда она испросила разрешение Зевса покинуть общество богов, и царь богов позволил ей это. Наверное, у него были на то основания!

Для чего же человек, доказавший свой разум и независимость от природы, обращается к животному миру? Прежде всего, качества животных дают ему возможность определить и понять самого себя. Самообозначение, которым заведует предыдущий архетип, развило в человеке его способность к символическому мышлению настолько, что он стал мыслить себя не только через простые образы мира (разжигаемый им костер), но и через более сложные символы зверей. Эту — удивительнейшую!— способность к самоотождествлению иллюстрируют тотемы древнейших людей и современных примитивных племен (а также поведение детей: "Я — зайчик! Нет, я — зайчик!"). Через черты животных люди осознают себя и отличают своё племя от другого, а потом, находя в звере своего личного покровителя, пытаются определить и запомнить свою собственную суть. И это закладывает первые основы понятия своей души. Эта традиция оказалась настолько стойкой, что до сих пор мы изучаем душу через образы "зверинца" — Зодиака, где образ Рака говорит нам о стремлении скрыться в свой панцирь: уйти от внешнего мира — во внутренний.

Тотемизму — 150-100 тыс.лет. Он возник позднее первой символики, и, значит, порядок архетипов не нарушен. Археологические данные указывают на ритуальную заботу об убитом звере и желание, чтобы он родился вновь и дал себя убить и съесть[11]. Это соответствует тому, что в астрологии Луна заведует пищеварением: как ни странно, путь к душе лежит через желудок! Поведение дикарей говорит о том, что потом люди просят прощение у зверя за то, что они его едят, а с течением времени люди отождествляют себя с животными настолько, что съедать зверя-тотем становится запрещено.

Первоначально среди тотемов почитались большие и сильные звери, которые могли являть образ опоры существования и хозяев территории. Мы уже упоминали про медведя, но возможно, что некогда люди поклонялось и более древним животным — бизону и мамонту, которых они употребляли в пищу и которые исчезли ещё до того, как люди стали фиксировать свои мысли в форме, доступной современному уму. Неслучайно в мифах Земля стоит на трёх слонах.

Кроме животных (а также и растений), которые шли в пищу, человечество делало своими племенными богами зверей и птиц, обладавших близкими и понятными ему характеристиками, которые выражали его способ приспособления к жизни. Как мы уже говорили, племя могло считать своим родоначальником ворона, храня бессознательную память о том, что люди до того, как они научились охотиться, питались падалью, как эта птица; а потом, продолжая эту логику, приписать ему изобретение лука и стрел.

Когда общественные традиции перекрыли подражание природе, предков-животных сменили боги-люди: но ещё в мифологии цивилизованного Египта мы находим шакала-Анубиса, сокола-Гора, зайца-Тота, львицу-Сехмет, скорпиона-Серкет. Почему же именно в животных человек поначалу узнал себя и не торопился терять веру во всемогущество их образов, даже когда они уже перестали обозначать прежних хозяев его территории и его пищу, а приобрели космический смысл глобальных явлений, богов, светил (Гор-Солнце, Тот-Луна)? Прежде всего потому, что большую часть своей истории он не отделял себя от них, и действительно мог научиться есть падаль у ворона. А ещё потому, что в животных конкретные качества, приспосабливающие их к жизни, выделены ярко; в человеке столь ярко видна лишь его абстрактно-подражательная способность разума.

Физиолог Павлов исследовал темпераменты людей на примере собак, и поведение всех высокоразвитых животных многое добавляет к пониманию того, как устроена наша человеческая жизнь и социальное взаимодействие. Пожалуй, нет такой модели поведения, распределения семейных и общественных ролей, аналога которой мы бы не нашли в животном мире. Эти роли исполняются столь скрупулезно и аккуратно, что человеку до животных далеко. Одно только совершенство их передвижения стало основой китайских единоборств. Возможно, мир зверей скрывает многие секреты, уже забытые или ещё непонятые цивилизованным человеком.

Животные изначально являются целостными царями природы — а человек лишь стремится стать таковым. Он достигает своего идеала, лишь будучи царём своего солнечного разума, способного символически отождествиться со всей Вселенной. Эту способность можно считать основой человеческой души. Как замечает лезгинская пословица, "животное пёстро снаружи, человек — изнутри." Мы привыкли считать свою душу более природной, чем разум — животной, но у животных такой способности нет. Если говорить о душе, как о чем-то определенном, имеющем свою индивидуальную структуру и механизмы действия (что мы сегодня обычно называем психикой), она сформировалась позже разума; поскольку же она является всего лишь отражением вечных форм мира и его законов, она и сама вечна.

Как и разум, который в большей степени служил коллективным, а не личным целям выживания, душа поначалу была достоянием не отдельного человека, а группы первобытных людей. Тотем символизировал единство этой группы и развивал веру в глубокое тождество всех членов первобытной общины. Из этого тождества проистекает образ перерождения людей в рамках рода, ставший глубоко укорененной в нашем сознании идеей перерождения души. Захоронения неандертальцев, которые снабжали покойников орудиями и пищей, показывают, что человек готовился продолжить жизнь после смерти уже 60 тыс.лет назад. Но ярче всего о вере в перерождение свидетельствуют захоронения в скорченной позе новорожденного младенца, уже упомянутые нами при описании астрологической эры Рака[12].

Сначала, как мы говорили, желание перерождения проецировалось на вкусных животных: именно они должны были жить вечно ради блага людей. После того как люди отождествили себя с животными предками, оно перешло на человека. И до сих пор у примитивных народов душа деда, доблестно завершившего свой жизненный путь, переселяется в его беспомощного внука, и это служит гарантией того, что достоинства предка в роду не будут утрачены. Так возникает понятие души в отличие от тела, и идея перерождения в своем роду (Рак) поддерживает веру людей в загробную жизнь (Скорпион), некогда родившуюся из обряда похорон. Так третий знак стихии воды продолжает тему рождения и смерти.

И когда люди стали искать во внешнем мире подтверждение идеи перерождения, что могло стать лучшим символом этого, чем Луна, которая на глазах человека таяла, ветшала, умирала, на три дня исчезала с небосвода — и вновь рождалась и росла, полностью восстанавливая свой блеск? Тысячи лет Луна рождала в человеческом уме мысль о тленности и одновременно бессмертии всего живого. На всех концах земного шара мифы о бессмертии связаны с Луной: так, в африканских или индейских мифах Месяц посылает животных сообщить людям весть о том, что они будут умирать и перерождаться, подобно ему. И это проецируется на более современное представление о бессмертии души: не только всеобщей души людей, но и души отдельного человека. Но, как мы уже сказали, возникло оно гораздо раньше, чем было зафиксировано в мифах.

Понятие своей души начало формироваться, когда тотем заставил отличать свою группу от других — по сути считать других людей принципиально иными созданиями. Это ограничило жизнь рамками своего рода. Единство традиций способствовало дальнейшей индивидуализации рода и семьи — которая потом, в цивилизованной культуре привела к понятию индивидуальной души человека.

Узкие рамки рода — своих предков и территории — во все времена служили стимулом к развитию самоопределения и памяти о прошлом. Мы уже говорили об этом, и мифологический архетип Луны, отражающий эпоху, когда человечество оглянулось на животных, чтобы осознать пройденный путь, возвращает нас к понятиям знака Козерога. Но как мы видели на примере Матери вод (Рыбы) и Матери-Земли (Дева) — или Неба (Водолей) и Солнца (Лев), связанных образом света, предвидения и всеохвата реальности,— противоположные знаки в системе Зодиака объединяет общая идея. Для Рака и Козерога это идея памяти: самоопределения в истории и во времени. Рак пятится назад: архетип души возвращает нас к истоку эволюции. Как реальное животное, первым выползающее из воды на сушу, рак, подобно мифическому Козерогу, олицетворяет идею развития земной жизни во времени. А идею времени с древности символизировала Луна.

С самого начала человеческой истории Луна, менявшая свои фазы, служила первым, естественным мерилом времени для людей. Этот факт доносит до нас и язык: русское слово "месяц" родственно слову "мерить" и обозначает оно как Луну, так и период времени. В мифах боги Луны — семитский Син, шумерский Нанна — заведуют счетом дней: который потом становится основой знания как такового. Неслучайно и египетский бог счёта и письма Тот первоначально был лунным богом: он сменил в этой роли божественного Зайца, скакавшего по небу, подобно Месяцу. Фиксация времени обращает людей к осмыслению и закреплению в памяти прежней истории и способствует развитию лунарных культов.

Астрологи, как и поэты, ставят знак равенства между двумя понятиями: Луна — и душа. С разных сторон обращаясь к архетипу Луны, мы всё более убеждаемся в том, что это правомерно. Не только потому, что Луна оказывает физическое влияние на жидкости организма человека и в связи с этим на его эмоции и психосоматику: подобно тому, как она влияет на приливы и отливы или рост растений. А ещё и потому, что душа — это запись всей истории человечества, невидимая эмоциональная память времён, которая есть в каждом. Душа человека соткана из памяти архетипов. Научиться рационально фиксировать и воспроизводить эту память человечеству некогда помогло ночное светило. Именно поэтому оно сегодня управляет душой в сфере символов.

Загадка возникновения архетипов кроется в энергии, дающей жизнь: энергии Солнца. В мифах Луна замещает Солнце на небе ночью, когда светило нисходит в подземный мир, а днём светит миру иному. Подобно этому, память освещает для нас невидимую, эфемерную, потустороннюю реальность души: она делает её сравнимой с объективностью жизни. Для человека внешний и внутренний мир почти равны друг другу по значимости — как в мифах равны светила, предстающие перед нами как брат и сестра, муж и жена. Внутренний мир не обладает видимым бытием, он есть лишь отражение внешнего, подобно тому, как Луна светит отражённым светом Солнца. Но в нём, как и в пра-образе Луны, проявлена та непрерывность существования, которой лишены видимые объекты.

Дополняя друг друга, Солнце и Луна в мифах часто предстают как брат и сестра, муж и жена. В индоевропейской традиции постоянство Солнца сначала соотносилось с женским образом, а изменчивость Луны — с мужским: здесь молодец Месяц изменяет своей супруге — Солнцу с Утренней Зарей (или Утренней Звездой, т.е. Венерой). Но таинственность ночи и загадочная природа меняющего свой лик светила, влияющего на нашу эмоциональную природу, связали образ Луны с идеалом женственности. Женский образ Луны дополняет собою мужской разум Солнца, что отражает миф американских индейцев, согласно которому создатель в конце творения превратил самого красивого мужчину — в Солнце, а самую красивую женщину — в Луну.

Романтический свет Луны в ночи ассоциируется с миром снов и грёз — и тем сиянием, которое рождается и снова гаснет в черной пустоте внутреннего мира человека. Мы сегодня знаем тайну фаз Луны. Но её светлый и изменчивый лик до сих пор воспринимается загадочным, подобно неуловимому женскому началу. Наша душа хранит в себе тайну вечной жизни, недоступную мужскому рациональному уму. Но на темном небе Луна одинока, и мы видим на её лице не радость, а печаль. Так и душа человека отвергает личное земное — мужское — бессмертие: ведь он будет в нем одинок.

Рождение из полной Луны маленького Месяца ассоциируется у древних не столько с самовозрождением, сколько с женским понятием материнства, обеспечивающего преемственность жизни. Луна предстает покровительницей процесса рождения детей. И роль родовспомогательницы у греческой Артемиды или индейской Луны Иш-чель показывает возникший контроль над животным процессом рождения в рамках цивилизации. Раннеземледельческие фигурки рождающей богини, или матери, обнимающей своего малыша, или богини, кормящей грудью детеныша-леопарда — древнего бога охоты — уже указывают на внимание к этому наиболее сокровенному процессу.

Полная Луна и сама предстает беременной матерью, рождающей новый тоненький Месяц и так обеспечивающей вечность перетекания времен. Изменчивость Луны соотносит её с потоком меняющейся жизни, бесконечным и неуловимым. Луна, как и человеческая душа, вечно находится в процессе рождения. Для прямоходящих людей (которые опираются на свой слишком жесткий позвоночник-Сатурн) этот процесс остаётся сложным, отчего и необходима им помощь богини, которая наглядно демонтрирует людям этот процесс миллионы лет! Роль помощников при родах нередко берут на себя и животные: здесь самый яркий образ — беременная бегемотиха Таурт, управлявшая в Египте зодиакальным периодом Рака.

В период Рака Солнце находится дальше всего от нашей планеты, так как орбита Земли не совсем круглая. И тогда ночное светило оказывает наибольшее влияние на людей, побуждая их уходить от внешнего мира в мир души и терять себя в рождении детей. И неслучайно латинское название Рака — Cancer — возводится к древнему ностратическому kkan.a — "рождать".

К материнскому молоку восходит и представление о напитке бессмертия, связанное с Луной: так индийский Сома олицетворяет одновременно Месяц и напиток бессмертия. В астрологии с Луной соотносится грудь. И с молоком матери человек впитывает знание предыдущих путей развития, передающихся из поколения в поколение. Луна оберегает разумную жизнь цивилизации через эмоциональное сохранение прежних традиций — и это составляет наиболее глубокий смысл экзальтации Юпитера в Раке. Меряя фазы времени, ночное светило учит людей сознательно обращаться к прошлому, и кульминацией эры Рака становится возникновение эпоса и устных преданий, которые в полубессознательной форме материнских сказок помогали каждому новому жителю земли сориентироваться в культурном мире и осознать свою судьбу частичкой его истории. Память о прошлом стала оболочкой души и тем защитным панцирем материнского знака Рака, который надежно охранил жизнь людей от превратностей их искусственного бытия.

*       *      *

Планеты времени — Луна и Сатурн, циклы которых наиболее заметно влияют на психику человека,— сделали Рака вместе с Козерогом хранителями судьбы мира. Но надо понять, что эмоциональная память Луны и в самом деле возвращает нас к прошлому, настраивая отождествиться с тем, что было: с бессмертием природы и животных, не ведающих человеческих проблем. И в этом есть опасность: душа уводит человека от мира культуры и цивилизации, отчего современные религии противопоставляют душу и дух, и считают душевную жизнь более низменной, чем духовная. Под защитой семьи или во внутренних уходах человеку легко впасть в природное детство. Это подтверждает и история, задающая археологам загадку вырождения неандертальцев.

С возникновением символического самообозначения и тотемизма прекратилась свободная перегруппировка и перемешивание племен. Археологи находят останки племен, 50-60 тыс.лет назад живших рядом, но имевших различный уровень культуры: и это говорит о том, что в течение десятков тысяч лет влияние ближайших соседей друг на друга полностью отсутствовало[13]. Это ли не панцирь семьи Рака, не выпускающий родных из-под своей опеки, дабы лучшим образом закрепить своё понятие о себе? Так формировалась душа рода, и так возникало многообразие культур.  Но замкнутость в лунных рамках рода, кристаллизовавшая в человеке понятие индивидуальности, имела и свои отрицательные последствия.

В консервативных рамках традиции переставали работать социальные факторы отбора и вновь включались биологические. И у поздних неандертальцев отмечается огрубление организма: возрастает физическая мощность, а лобные доли мозга, отвечающие за социальное поведение, начинают деградировать. А поскольку размеры общин были невелики, дополнительным фактором вырождения становятся внутриродственные связи. Согласно археологическим данным[14], эволюция техники принимает застойный характер и 15 тыс.лет проходит без какого-либо прогресса. Конечно, поздние палеантропы не утратили все признаки разумности, накопленные за более долгий срок. Но став тупиковой ветвью эволюции, они исчезли без следа: так скрывается от наших глаз душа-Луна, когда её не освещает разум-Солнце.

На смену мощным неандертальцам неожиданно пришел гораздо более утонченный человек современного физического типа: каким образом произошел этот эволюционный скачок, покрыто мраком тысячелетий. Но логика зодиакального круга подсказывает, что без преодоления изоляции племен развития быть не могло. И новым фактором эволюции стало открытое взаимодействие между людьми самых разных типов, характерное для следующего архетипа Близнецов, знака стихии воздуха. Обмен генами и культурными навыками различных племен отбросил всё консервативное, устаревшее и непригодное для изменившихся условий жизни. Он не подтвердил выкристаллизовавшиеся в стерильных условиях заботливого рода наследственные признаки. Новый исторический этап, соответствующий третьему знаку творящей стихии воздуха, вслед за Водолеем и Весами, вновь обнаружил приверженность человека к утонченной физической конституции.

Широкое расселение людей, особенности климата и территорий, где они жили, формировало расовые признаки человека на протяжении всей его истории. И всё же ни одна из человеческих рас не обособилась в отдельный вид. Генетические отличия людей утрачивались, не успев как следует закрепиться, благодаря активному перемешиванию народов. Даже самая древняя — монголоидная — раса, которой 100 тысяч лет и в основе которой стояли потомки архаического человека синантропа, дважды испытывала вторжение более новых людей: сначала палеантропов, а потом и кроманьонцев. Люди современного типа, смешавшись со своими предшественниками в Азии, двинулись на север, перешли через существовавший тогда перешеек между Азией и Америкой и 20 тыс.лет назад заселили американский континент. Несколько позже произошло разделение единой группировки австралоидов на европеоидов и негроидов: границу между ними образовала пустыня. Но это разделение существовало всего 10 тыс.лет, и в наши дни оно исчезает сравнительно быстро.

Анализируя понятие расы, современный английский историк Тойнби исключает его из факторов, играющих какую-либо роль в истории человечества, и приходит к заключению: "многообразие, представленное в человеческой природе, жизни и социальных институтах,— это искусственный феномен и он лишь маскирует внутреннее единство."[15] Сейчас насчитывают 30 человеческих рас, но есть гипотезы, что все современные люди — уже почти родственники, и недолго ждать, пока расы сольются в одну. Помешать этому невозможно, принимая во внимание непоседливый характер даже древнейших предков человека.

Более существенными для людей всегда были культурные различия: именно в этой сфере активно идет и сознательно поддерживается обособление, и именно эти, а не родовые, отличия формируют сегодня человеческую индивидуальность. Лунную функцию семьи всё больше перенимает культура своей страны (это соответствует тому, что Рак — место экзальтации Юпитера). Она, как мать, воспитывает его душу и создает панцирь её защитных механизмов против вторжения тех качеств личности, которые человек иметь не хочет. Поэтому хотя в гороскопе Луна символизирует мать и семью, эти образы легко расширяются до понятий родины, души народа и религиозной традиции — понятий, очень близких нашей психике и задевающих её за живое. А к генам человека и его сатурнианским кровным связям (национализму) его интимный лунный внутренний мир — и его бессмертная душа — прямого отношения не имеют. Замыкание рода — а также народа, культуры и даже религиозной традиции — в себе самих ведет к их вымиранию.

 


АРХЕТИП БЛИЗНЕЦОВ
(Меркурий, планета интеллекта)

Праобраз вестника богов — обманщика-языка

 

Смешение племен создало наилучшие условия для отказа от прежних традиций и их забвения. Поэтому мы так мало знаем о том, какими же все-таки были первобытные люди, подобные в наших представлениях "снежному человеку", и пугающему нас своей мощной близостью к природе и нашим внутренним, древним человеческим инстинктам. Новый поток жизни усовершенствовал инструмент памяти и мысли, сделав его более динамичным. Человек нашего типа, появившийся 40 тыс.лет назад,— общительный кроманьонец — сумел отразить и сохранить свои взгляды на мир и саму историю не только в статичных традициях и символах, но и в динамике преданий и мифов. С 30 тыс.лет до н.э. история стала говорящей: те предметы, что она сохранила, мы можем уже напрямую связать с теми представлениями о жизни, что доносит до нас мифология. К этому же времени возводят ностратический праязык, слова которого могут напомнить о забытой изначальной связи понятий и помогают проникнуть в суть и логику современного мышления.

40 тыс.лет назад археологи фиксируют следующее кардинальное увеличение мозга и находят совершенное орудие — резец, которое показывает, насколько ловкой стала у человека рука. Рука — телесное соответствие знака Близнецов, который описывает связи между людьми. Рука, функции которой занимают огромную часть мозга, сыграла в становлении разума человека важнейшую роль: неслучайно часты её изображения в раннеземледельческих орнаментах. Рука была важным символом со времен палеолита — одним из древнейших символов человечества. Отпечатки руки, которым 20 тыс. лет, находят на стенах пещер Франции и Испании; изображения руки характерны для культур Кавказа и Памира. Как амулет, изображение руки использовалось по всему Средиземноморью, в Египте, Месопотамии, Иране, Индии[16]. Сегодня ладошка — амулет счастья у евреев, а символ руки можно увидеть, например, на буддийских храмах Непала.

Рука способствовала развитию взаимоотношений между людьми, став специфическим органом их контакта. Животное берет еду ртом. Но когда человек взял пищу в руку, он может передать её соседу (у наиболее развитых обезьян: шимпанзе — отмечены случаи, когда детеныш просит у матери пищу, которая та держит в руках, и она дает ему; отсюда происходит просительный жест у взрослых обезьян[17]). Это становится основой обмена и предметного взаимодествия. Рука — орган-посредник, и как самостоятельный орган, она брала на себя все специфически человеческие функции — от общения жестами до изобретения всё новых и новых инструментов.

Но постепенно руки стало не хватать для всей сложности человеческого общения. И тогда главным органом-посредником стал язык. Как мы упоминали, 700 тыс.лет назад звуки заменили жесты; 350 тыс.лет началось экстенсивное развитие речи. Но мы не знаем, как звучала эта речь, и насколько она отличалась от языка животных. Язык древних как таковой, со сложившейся фонетикой, словарем и грамматикой доносит до нас лишь реконструкция ностратического праязыка, вбирающего в себя большую часть языковых семей.

Ностратический праязык иногда датируют мезолитом (9 тыс.до н.э), иногда 15-м, 30-м или 36-м тысячелетием. Во всяком случае, это язык современного человека (homo sapiens sapiens) — и, значит, ему не более 40 тыс.лет. В аналогичный период, очевидно, сложился праязык индейцев, имеющий глубинное генетическое родство с китайским. По последним данным полоска суши в районе Берингова пролива, через которую волны переселенцев прошли из Азии в Америку, была закрыта ледниками, но в ней образовывался проход в 50-40-ом, 28-25-ом и 13-10-ом тысячелетиях до н.э. В эти промежутки и осуществлялось переселение, и на юг американского континента шли народы, уже говорившие на вполне современном языке. В американском штате Аризона есть след от метеорита, упавшего на Землю 25 тысяч лет назад. И местные индейцы сохранили легенду о том, что в этом месте на землю некогда спустилось божество в облаке огня.[18] Значит, в те времена у них уже существовал язык, позволивший передать такую информацию.

Ностратический праязык ("nostra"— по-латыни "наш") образуют звукоподражательные корни, описывающие природу, которая предположительно могла существовать, например, в районе Южного Урала. Они точно копируют природные явления, используя для этого звуки, более близкие природным звучаниям, на которые ярко реагируют дети. Сегодня мы привыкли связывать звукоподражание с таким "детскими" словами, как "шуршать" или "сюсюкать", однако звукопись праязыка носила гораздо более "взрослый" — и можно сказать, магический характер — напрямую связывая предмет с его звучанием. Недаром долгое время табуировались названия животных-тотемов и мыслились священными имена, даваемые богам. Об этом говорят и мифы (например, в египетском мифе Луна-Изида выведывает "истинное" имя Солнца-Ра, чтобы возыметь над ним власть).

Человеческое сознание отражает природу во всем, и человеческая речь тоже копирует её: в этом точном подражании — суть архетипа Близнецов и Меркурия — планеты интеллекта. Наша душа копирует внешний мир, сознание оказывается близнецом этого мира — и тогда человек становится разумным. Нельзя не почувствовать точность отражения явлений, если произнести слова homsa ("мясо") и kaejwa ("жевать"), kojha ("упитанный") и kirha ("старый"), jara ("сиять") и kupsa ("гаснуть"), mewa ("вода") и `asa ("огонь"), kylA ("мерзнуть"), tcikka ("резать") или mudA ("думать"). Пра-язык человека разумного называет предметы "правильно", и здесь даже можно убрать кавычки: вызывая яркие ассоциации и сильный резонанс с предметами, он делает их доступными нам. Так библейский Адам — образ которого восходит к типичному мифу о первых людях, близнецах-прародителях, заселивших пустынную землю,— по велению Бога даёт имена всему тварному миру, чтобы стать его хозяином.

Слово оформляет мысль человека, фиксирует его представления о мире и создает собственно человеческую реальность сознания. Язык является инструментом творения этой, отличной от остального мира, реальности. Будучи абстракцией из абстракций, язык сам провоцирует развитие мышления и одновременно тормозит его, фиксируя предыдущую стадию его развития. Слово, как материальное звучание, никогда не успевает за мыслью, которая является чистой энергией. Поэтому мифолог Тэйлор пишет:

"Развитие языка со времен дикости до цивилизованного состояния коснулось в основном деталей, и весьма в малой степени — фундаментальных начал. Не будет преувеличением сказать, что половина недостатков языка как способа выражения мысли и половина недостатков мысли, обусловленных состоянием языка, происходит от того, что язык представляет собой систему, возникшую благодаря пользованию грубыми и поверхностными метафорами и несовершенными аналогиями и выступающую в такой форме, которая соответствовала варварскому воспитанию её создателей, а не современных людей. Язык — одна из тех умственных сфер, в которых мы мало поднялись над уровнем дикарей. Здесь мы до сих пор как будто продолжаем рубить каменными топорами и с трудом добывать огонь посредством трения."[19]

Но это и делает язык неоценимым помощником для понимания того, как мыслил древний человек — и как поэтому мыслим сегодня мы.

 

Материнский знак Рака вбирает в себя всё богатство прошлого опыта, чтобы родить нечто новое: человеческий интеллект. Душа становится хранилищем долговременной памяти людей, и тогда от неё отделяется интеллект — как сфера памяти оперативной. Наш рассудок предполагает мышление словами, и в отличие от символического мышления (целостного разума Солнца), интеллект всегда частичен. В этом его суть — служить практическим, быстродействующим разумом людей. Так бог речи Гермес летает на крылатых сандалиях, так планета Меркурий быстрее других планет обегает Солнце. Логика рассудка отбрасывает большую часть знания, слово не доносит до нас всей истины — но это и не важно, на то есть другие планеты.

Пользуясь памятью прежних эпох, мысль людей быстро устремляется вперёд, преодолевая старые традиции. И в следующий архетип имеют шанс попасть лишь образы нарушителей прежде священных законов и запретов. Первый из них — божественные близнецы: боги, породившие людей и сами ставшие смертными. Совершая запретный инцест, они породили человеческий род и познали смерть. Парой такого типа были японские близнецы Идзанаки ("первый мужчина") и Идзанами ("первая женщина") или библейские Адам и Ева. Смерть выделила людей из круговорота вечно возрождающейся природы и указала на их особую роль по отношению к миру бессмертных богов.

Близнецы, брат и сестра, пришли на пустынную землю и основали на ней свой мир — может, с какой-то стороны реальности, это так и было, если вспомнить внезапное появление кроманьонцев на месте прежде несовершенных людей? Почему искра разума вдруг вспыхнула так ярко? Неужели лишь потому, что у человечества возникла душа: осознанная память о прошлом? Или язык: его вторая реальность, в которой, как и во внешнем мире природы, смог отразиться её разум-близнец? Двух близнецов достаточно для диалога — и бесконечного продолжения мышления: когда друг напротив друга поставлены два отражающих зеркала, отражение в каждом из них становится бесконечным.

Мифы о близнецах впервые отводят человеку центральное место. Суть этого архетипа близка идее противоположного знака Стрельца, который, порвав с традициями Рода ради нового, более прогрессивного, социального порядка, выделил человека из мира животных. Разорвав природные связи, архетип Стрельца заменил их основами религии, призванной восстановить связь с изначальным порядком вещей. Традиции торжествуют в знаке Рака, обращенного к природе: и сакральные мифы вновь обретают природную непосредственность бытия, когда становятся детскими сказками. А после того, как традиция укоренилась в жизни, становится возможной ее смена: этот вечный поиск нового порядка бытия и отражает архетип Близнецов.

Культ близнецов восходит к неолиту. Пара одинаковых людей у древних всегда вызывала суеверный страх: они считали, что здесь не обошлось без высшего вмешательства. Поэтому близнецов часто наделяли сверхъестественной силой и даже считали способными вызвать дождь. В раннеземледельческом поселении Чатал-Хююк находят изображение богини с двумя детенышами барса, аналогично в Мезоамерике фигурирует мать с близнецами-ягуарами (вспомним связь бога грозы с образом охоты. Найдены мезолитические изображения рожающей богини с близнецами, также имеющие символику дождя[20]). Потом в близнецах увидели образ основателей жизни и её законов: людей, подобных богам. Как компромисс между обыденным и чудесным, один из близнецов в мифах часто считается рожденным от земного отца, другой — от бога, или: один — смертным, а другой — бессмертным, как Кастор и Поллукс, в честь которых названо созвездие Близнецов.

Небо, творящее мир, несёт людям и свет дня, и тьму ночи. Пара первых людей, населяя Землю, вслед за древним демиургом Небес воплощает дуализм света и тьмы, добра и зла, жизни и смерти. Как индейские Йоскеха и Тавискарон, один из близнецов часто воплощает собой светлую, а другой — тёмную сторону жизни. И подобно архетипу Кузнеца, мифы о творении здесь ставят акцент на достигнутом уровне техники и культуры. Человек создает этот мир со всей массой полезных ему вещей, необходимых для охоты, земледелия и социальных взаимоотношений. Как китайский Фу-си, он устанавливает первые законы, изобретает инструменты и письменность, а потом, вместе со своей сестрой Нюй-вой заселяя мир, передает свое наследие потомкам. В образе культурного героя третий знак стихии воздуха завершает идею творения, ещё более конкретизируя ее.

Нарушение запретов, свойственное Близнецам, для древних было способом самоутверждения, подтверждавшее их силу,— и вот на арену выходит подобный им обманщик, озорник и вор: по мифологической терминологии трикстер — трюкач. Не обремененный уже серьёзной программой порождения рода людей — последней, лунной, функцией прошлого — он исполняет свойственную ему роль культурного героя, будто ставит эксперимент. Он совершает ошибки, которых были лишены прошлые поколения богов, и по многу раз переделывает то, что уже сделал. Он даже навлекает на своих собратьев угрозу гибели (например, съедает запас продовольствия на год вперед) — но сам же ухитряется исправить последствия своих неразумных поступков. Да-да, неразумных! Развитие ментальной сферы, которое описывает в мифах образ трюкача, проявляет и человеческую глупость. И это тоже особое качество людей, которого нет у животных, воспринимающих мир целостно.

Прямым наследником трюкача по образу нередко является бог речи, а точнее красноречия: словам которого тоже отнюдь не всегда можно доверять. Это хорошо иллюстрирует легенда о самом умном из греческих богов — Гермесе. Едва родившись, он украл коров у Аполлона. И тот, несмотря на своё всеведение, не смог добиться чистосердечного признания от хитреца, завернувшегося в свои пеленки. Перед логикой Гермеса, прикинувшегося беспомощным младенцем, спасовал даже Зевс, утонув в потоке его жалобных речей. И парадокс здесь в том, что именно он, бог языка, выступает вестником богов, посредником между царем богов и людьми — которого можно найти в любой развитой мифологии. Слова обманывают нас — но они лучше всего хранят и передают информацию.

Изобретательность бога красноречия, которой славился германский Локи, любивший дурачить богов и великанов и как-то в шутку нарушивший с трудом установленный между ними священный мирный договор, уподобляет его культурным героям. Всё это делает бога-обманщика, наряду с прародителями-близнецами, наиболее древним автопортретом человечества — попутно демонстрируя нам возникшее у древних чувство юмора, которым в астрологии заведует планета Меркурий. Согласно логике архетипов, средний неандерталец, несмотря на свой ум, смеяться не умел, как не умеют этого животные. Лишь человек нашего типа смог взглянуть на себя со стороны.

Как ни странно, интеллект в мифах проявляется прежде всего как хитрость. И вся ментальная сфера деятельности человека попадает в ведение бога-трюкача. Это счёт и письмо, и самые новые отношения между людьми: обмен предметами — торговля, которую мы связываем с именем римского Меркурия и которая существовала уже в ближневосточных "агрогородах". В X тысячелетии в загросский поселок Шанидар с севера доставляли обсидиан, а с юга — битум, используя их для изготовления инструментов. В VII тысячелетии из Сирии в Месопотамию пришла традиция строить вместо круглых более простые прямоугольные дома. А анатолийцы передали своим соседям умение обжигать керамику, прясть и ткать. В VI-м тысячелетии Кипр освоил морские пути. В V-м — Киликия, плавившая медь, оказала влияние на Месопотамию и положила начало халколиту — предшественнику бронзового века. И всё это благодаря торговым связям! В те времена в обмене участвовали также Кавказ, Индия и Средняя Азия.

Как видно из этих примеров, торговля имела колоссальное значение для развития культур задолго до появления письменности. И уже в те времена владение языком и счетом — и свободная манипуляция ментальными представлениями о вещах — были необходимыми условиями обмена. Разнося по миру весть о том, где и как живут люди, культурный обмен способствовал развитию городов-государств и обозначил границу между первобытной и древней культурами. Если первая была прежде всего связана с особенностями территории (растущих на ней злаков, пасущихся животных и ископаемых металлов), то вторая быстро вбирала достижения всего населенного мира. Попутно развивался интеллект с его практической хваткой, смекалкой и восприимчивостью к новой информации. И совершенствовались языковые способности: недаром традиция связала бога торговли Гермеса или вавилонского Меркурия Набу с наделением людей различными языками! Вероятно, тогда же сложился облик человека, каким мы его сегодня знаем: возникла хитрость нашего ума, готовая обойти все преграды предначертания, своей судьбы и самой смерти. Ей уже в совершенстве владеет библейский Исаак, одурачивающий своего брата-близнеца Исава, заставляя его променять священное право первородства на чечевичную похлёбку.

Бог речи, вестник богов, перестает обманывать нас и становится серьёзен, лишь когда он выступает хранителем знаний. Тогда роль создателя и покровителя письменности связывает его с мудростью всего человечества. Таков египетский писец Тот, автор "Книги живых" и "Книги мертвых". Обеспечивая взаимосвязь двух половин реальности: жизни и смерти, внешнего и внутреннего мира,— он сопровождает души в царство мертвых, оберегая их на пути к неведомому, как и другие боги-меркурианцы. Так интеллект служит проводником сознания в потустороннюю реальность души, позволяя человеку постичь самого себя. Неслучайно с Тотом-Гермесом связано парадоксальное утверждение: "что наверху, то и внизу, что внутри, то и снаружи", ставшее основой тайных учений античности и средневековья и отражающее суть астрологического описания реальности. И может быть, чтобы понять такой взгляд на мир, надо, подобно первым близнецам, спуститься из мифического мира богов и высших законов природы на грешную землю — а потом вновь подняться до небес уже в облике говорящего словами Человека.

Появление письменности в наиболее древних цивилизациях относят к VI-IV-му тысячелетию до н.э.— прецессионной эре Близнецов, которую можно считать кульминацией этого архетипа и толчком к созданию мифологических образов вестника богов и первых людей. Шумерское и египетское письмо датируют 4-м, индийское — 3-м, китайское 2-м тысячелетием до н.э. Доказано также, что на Балканах и в соседних областях уже в 5-м тысячелетии существовала письменность, сходная с протошумерской. В древности написанное (а ещё раньше и сказанное) мыслилось священным, что доносит до нас великую роль письма в сохранении прежней — и начале новой истории. Сейчас каждая религия имеет свое священное писание: иудаизм — Тору и Талмуд, христианство — Библию, ислам — Коран, индуизм — Веды. И при попытке осмыслить мир по-новому в человеческой культуре возникает книга: фиксированное знание. Например, недавно была сделана попытка создать "русские веды" для меркурианского доказательства ценности нашей культуры[21], поскольку интеллекту-Меркурию свойственно сомневаться даже в очевидном.

Более новая фиксация знания, на которую хочет положиться современный ум,— это математические формулы. Одновременно это и самый старый способ, потому что развитие интеллекта начиналось со счета, и письменно фиксировался сначала счет дней, а потом уже факты жизни. Число в основе всего — типично близнецовское видение мира, и если оно не является упрощенной подменой действительного понимания, то остается более чистым и непосредственным способом судить о вещах. Цифры и формулы дают больший простор меркурианскому воображению, чем доказательство, изложенное словами.

Возникновение письма способствовало дальнейшему развитию человеческого интеллекта и возвышению роли образования. В Шумере слово "писец" стало почетным званием образованного человека. Запись мифических преданий положила начало ментальному постижению мира, и это привело к созданию особой культурной сферы — науки. Уже в конце III-го тысячелетия до н.э. школа, первоначально готовившая писцов и землемеров (э-дуба), превратилась в Шумере в нечто вроде академического центра, где изучали все существовавшие тогда отрасли знаний: математику, право, грамматику и литературные произведения, пение и музыку, медицину, зоологию и ботанику, составляли списки терминов и словари. Наука стала воистину высшим проявлением архетипа Меркурия. Она неслучайно изначально включала в себя и религиозные, и гуманитарные сферы знания. Одних хозяйственных расчётов было бы недостаточно для создания науки: лишь память о прошлом с его мифами позволила по достоинству оценить ментальное знание.

Ментальному человеку наших дней свойственно и сейчас абсолютизировать интеллект, речь и слова языка. Завороженные творящей функцией Слова, люди науки порой считают, что постичь любой предмет можно лишь через язык некоей узкой традиции, которая уже протоптала к нему ухоженную дорожку (например, Библию можно понять, лишь зная иврит, ламаизм — зная тибетскую речь, или произведения какого-либо философа стоит изучать лишь на его родном языке). Вероятно, современным людям легче постичь высшие проявления Меркурия, чем проникнуть в божественность других архетипов, и они уступают древней магии этой планеты, думая таким образом развенчать суеверия других. Но в результате они нередко творят лишь мертвые термины, разрушающие коммуникацию между людьми. Ведь слово по сути несет весть для всех, и как только оно перестает служить вестником изменчивой и непостоянной жизни, как только овладение какой-либо отраслью сводится лишь к изучению её языка, как сам язык, оторванный от своих непосредственных истоков, становится мертвым языком.

У интеллекта есть тенденция к собственной абсолютизации: здесь можно вспомнить миф о Гермесе, создавшем разные языки, после чего люди перестали понимать друг друга, отчего единый для всех небесный царь-Юпитер покинул их, передав управление земным царям (или аналогичный миф о Вавилонской башне). К счастью, позднее оформившиеся архетипы Венеры (любви) и Марса (воли) восстанавливают природную естественность жизни людей, и не дают им надолго замыкаться в стенах своего языка и построенного ими искусственного мира. В этом смысле власть любви более прогрессивна, чем власть слова (сравни христианское: "благословляйте проклинающих вас", где любовь — все, магия слова — ничто).

Мифы показывают, что меркурианский интеллект — это прежде всего практический разум, ищущий своей выгоды. Он соединяет теорию с практикой — что соответствует экзальтации в знаке Близнецов Цереры: озабоченной повседневной деятельностью, но и пожинающей урожай.

В нашей жизни Меркурий правит контактами и помогает установить практические связи между разными сферами жизни. Эта самая быстрая из планет, покровительствовавшая древним торговцам (её гелиоцентрический цикл — 88 дней), привлекает внимание к тому, что актуально, своевременно и современно. Архетип Меркурия связывает нас с настоящим — с моментом времени, в котором мы сейчас живем, позволяя в совершенстве его постичь. И это немало: например, именно с сильной позицией Меркурия было связано "просветление" Раджниша. Правда, надо помнить, что та истина, которую мы зафиксировали сейчас, в следующий миг окажется ложью: новое мгновение создаст новую актуальность. На таком принципе смены основана работа нашего интеллекта. Он должен хорошо забыть прошлое — и тогда он найдет правильный ответ на поставленные перед ним вопросы.

 

к окончанию обзорной части

История человечества как зодиакальный круг (археологические корни архетипов) 1   2   3   4

 

возврат на главную страницу

 



[1] История первобытного общества. Общие вопросы. Проблемы антропосоциогенеза. М., 1983 С.239, 241

[2] там же, С.200-202; 366

[3] там же, С. 322-324

[4] Голан А. Миф и символ. М, 1993 С.16

[5] Рыбаков Б. Язычество древних славян. М., 1981 С. 26

[6] История первобытного общества под ред. Бромлея Ю.В. М., 1983, с.232

[7] Бюхер К. Работа и ритм. СПб., 1889 цит. по История первобытного общества. М., 1983 С.404

[8] История первобытного общества. под ред. Бромлея Ю.В. М., 1983 С.404-405

[9] Голан А. Миф и символ. М, 1993 С.24

[10] Голан А. Миф и символ. М, 1993 С.25

[11] История первобытного общества. под ред. Бромлея Ю.В. М., 1983 С.396-397

[12] Скрюченная поза у неандертальцев описана в кн: Голан А. Миф и символ. М., 1993 С.95

[13] История первобытного общества. под ред. Бромлея Ю.В. М., 1983 С.407-410

[14] Ефименко П.П. Первобытное общество. Киев, 1953 С.242

[15] Тойнби А. Постижение истории. М.,1991 С.293

[16] Голан А. Миф и символ. М., 1993 С.153

[17] История первобытного общества. под ред. Бромлея Ю.В. М., 1983 С.272

[18] Галич М. История доколумбовых цивилизаций. М, 1990 С.11

[19] Тэйлор Э.Б. Первобытная культура. М, 1989 С.504

[20] Голан А. Миф и символ. М., 1993 С.169

[21] Русские веды. Песни птицы Гамаюн. Велесова книга. М.,1992