Семира

ТАМ, ГДЕ РОДИЛАСЬ АФРОДИТА

(КИПР)

 

 

Когда у блокадников ещё была возможность бесплатного вылета за границу, я слетала с мамой в Кипр. Как всегда, все было спонтанно, у меня было всего 4 свободных дня, и Кипр привлек тем, что виза оформляется за один день по Интернету.

Наши авиалинии на этом неплохо зарабатывали – как сопровождающей, мне положен был билет за 10 процентов, и я заплатила тысяч семь: 70 тысяч билет на Кипр явно не стоил. Правда, нам сказали, что пустят в бизнес-класс, если будут места, и в Ларнаку мы летели в бизнес-классе; цена, по-видимому, и была за бизнес-класс. Но обратно я не акцентировала на этом внимания, и мы летели в экономе.

Кипр – очень православная страна, и с этим, вероятно, отчасти связана простота оформления визы: по старинке киприоты считают Россию себе родной. Детей крестят всех, браки совершаются в церкви. Самая интересная экскурсия – в горы Троодос, в пять монастырей, среди них – знаменитый монастырь Кикос, где находится одна из трех икон, написанных евангелистом Лукой. Русских там отдыхает много – как и везде в доступном курортном Средиземноморье: Турции, Черногории, Греции, Испании, Италии, Тунисе.

Когда снижается самолет, Кипр виден весь целиком, как на карте. Его возможно объехать весь – но не скажу, что сделать это легко. Существенный минус отдыха на Кипре – почти полное отсутствие общественного транспорта. Мы с этим столкнулись сразу, как приехали. От аэропорта Ларнаки до Пафоса, куда мы направлялись, ходит автобус с пересадкой: 50 минут до Лимассола, и ещё 50 до Пафоса. Мы прилетали в 9 утра, и я планировала целый день купаться. Не тут-то было! Автобус на Пафос ушел, пока мама разоблачалась от одежды, которую одела из опасений нашей майской погоды. Другого мы ждали часа полтора. В Лимассоле, где была пересадка, и мы ждали ещё пару часов. Так что до Пафоса мы добрались уже в 4-м часу. Обратно в Ларнаку я решила возвращаться на такси, чтоб не терять день столь бездарно. К сожалению, такси тоже оказалось с пересадкой, и путь занял хоть и не шесть часов, но три с лишним. Доехав до Ларнаки, мы купались там уже в сумерках.

 

Дафна – мозаика на раскопках в Пафосе

 

Пафос – на запад от Ларнаки – я выбрала за его археологический парк, хотя наиболее живописные места для купания с пещерами находятся на юго-востоке (в 10 км от города Айя-Напа). По интернету я нашла гостиницу близ моря и археологического парка, и мы в темпе окунулись на набережной и направились в развалины, покуда не стемнело. Гостиница называлась "Дафна" – по одной из самых знаменитых мозаик парка, и эта мозаика приветствовала нас при входе, где работал wi-fi (в комнатах он не работал, что стандартно для гостиниц). Апартаменты нам очень понравились – широкая гостиная с диваном и креслами, две спальни, кухня с плитой, посудой и холодильником и все удобства. Маму тронуло, что в гостинице был бассейн – хотя море недалеко, и народ там загорал на лежаках (а мы, конечно, нет, но порой купались поутру и перед сном). Правда, я заказала эту квартиру только на две ночи, думая потом переместиться ещё в какой-нибудь город. Но поняв, что с таким транспортом этого делать не стоит, мы остановились там ещё на одну ночь – за ту же цену, но этажом выше, с одной спальней и маленькой гостиной, поскольку наши первые апартаменты были уже заняты. В принципе, мы бы и этой квартирке были рады – цена небольшая, а ничего особо покупать и готовить не хотелось, кроме фруктов. Как и находится дома.

 

 

Археологический парк Пафоса

 

 

Сознание живёт впечатлениями – и мы поторопились вживую лицезреть остатки античного мира, который привыкли созерцать лишь умственно, как виртуальное прошлое. Археологический парк Пафоса включает несколько усадеб с мозаиками эллинистического периода -- II-V вв. н. э. (охраняемыми ЮНЭСКО), а также Одеон – античный театр, Агору – место народного собрания, развалины храма Асклепия, руины христианской трёхнефной базилики  V в. и византийской крепости VII в. Саранда Колонес.

Все это было разрушено во время землетрясений IV в. Кипр – молодой остров, возникший в разломе лишь в 7-м тысячелетии до н.э., и геология дает о себе знать. Дней за десять до нашего приезда Кипр тоже потрясло землетрясение, хотя неопасное.

 

 

Усадьбы названы по сюжетам мозаик: украшать дома мозаиками было рядовым явлением. В "доме Тесея" сохранился единственный портик с невысокими колоннами и мозаика III века – битва Тесея с Минотавром на полу атриума – центрального зала под открытым небом, стен и потолка которого давно нет. Сцена поединка помещена в круг, узор которого схематично представляет лабиринт. В левом углу – изображение Ариадны, в правом – другой женский образ, символизирующий сам остров Кипр. Античность в Средиземноморье сохранилась везде, куда не поедешь. Привычное не впечатляет. Но для тех, кто путешествует не так часто, это открытие душой древнего мира с трепетом внутреннего вопроса: неужели тот самый Тесей? с тем самым Минотавром?

Я сразу пожалела, что со мной не было сына, который в изучал латынь и греческий в классической гимназии. Хотя не так много и было в Пафосе, что посмотреть, но оживило бы его занятия – вплело бы в жизнь, поддержало бы интерес. Тогда казалось – для него всё ещё впереди. Но не успеешь оглянуться – и всё оказывается позади.

Мозаики Пафоса – не только памятники, но произведения искусства. Из напольных мозаик также хорошо сохранилась сцена первого омовения Ахилла. Композиция напоминает изображения первого омовения Христа в византийских храмах. Кормилица держит новорожденного, рядом фигуры его родителей, Пелея и Фетиды, а за ними мойры, богини судьбы.

 

Дионис и Икарий

 

В "доме Диониса" сохранился ряд комнат со стенами и потолком (раньше их было около сорока). Мозаика, по которой названа эта усадьба, изображает Икария с упряжкой волов, который приютил Диониса в Афинах. Бог виноделия, узнаваемый по венку из виноградной лозы, обучил Икария своему ремеслу, хотя предупредил об осторожности. Икарий угостил вином двух пастухов, изображенных на мозаике лежа, с греческой подписью «Первые выпившие вино». Пастухи решили, что Икарий отравил их и убили его.

Подпись другой известной мозаики – Пирам и Фисба. Этот сюжет – прообраз Ромео и Джульетты. Влюбленные договорились встретиться на природе, но туда пришла львица. Фисба сбежала от неё, обронив покрывало. Пирам, увидев покрывало любимой в пасти львицы – по которому легко узнать эту мозаику, вне себя от горя закололся, а Фисба, вернувшись, убила себя его же кинжалом.

 

Пирам и Фисба

 

Третья знаменитая мозаика – уже упомянутая Дафна, дочь речного бога Пенея. Аполлон преследовал её своей любовью, и она обратилась к отцу, а тот превратил её в лавровое дерево. Момент того, как ноги её становятся корнями, а руки – ветвями, и изображен на мозаике. Солнце любит все деревья – но отмеченная в мифе любовь светила к лавру объяснима тем, что Аполлон – покровитель искусств,– и здесь вспоминается лавровый венок.

Сюжет четвертой центральной мозаики – Посейдон и Амиона. Царь Данай во время засухи отправил дочерей на поиски воды, и Посейдон с трезубцем указал Амионе, где её искать. От морского бога странно было бы ожидать спасения от засухи, но он был ещё и богом плодородия, а потому пресной водой заведовал тоже.

 

Аллегория зимы

 

На меня же наибольшее впечатление произвела мозаика времен года в виде четырех портретов красивых мужчин: седой – зима, юный – весна, полный в венке цветов – лето, и с листьями в волосах – осень. Как-то она напомнила сюжеты юношеских рисунков, когда лица выражают состояния. Внутренние состояния, к которым уже пробудился интерес, но которыми юность ещё не овладела.

Кроме этого, в доме много мозаик с изображением сцен охоты и животных, наиболее ярко показывающих мастерство создателей мозаик. 

 

 

Центральные сюжеты "дома Эона" – Кассиопея, состязающаяся с нереидами в красоте, триумф Диониса на запряженной кентаврами колеснице (лучше всего сохранился один из кентавров), и купание Леды, матери Елены Прекрасной и близнецов Диоскуров, родившихся из яйца – от Зевса, обернувшегося лебедем.

 

Триумф Диониса

 

"Дом Орфея" ещё недораскопан. На мозаиках – певец, играющий на лире, которого окружают зачарованные его пением дикие животные, и Геракл, сражающийся с немейским львом: отбросив дубинку, он хочет задушить его голыми руками.

Все эти и другие сюжеты перекочевали в романтические идиллии Возрождения, и мы хорошо знаем их по классическим картинам.

 

От маленького храма Асклепия остался только фундамент с лестницей – зато можно туда залезть, что и сделала моя мама. На площади Агоры лежат остатки колонн, из 25 ярусов Одеона восстановлены только 11, поэтому впечатление очень камерное – как часто бывает от древних строений, которые мы привыкли представлять гигантскими, как римские колизеи.

Византийская крепость Саранта-Колонес с аркой входа тоже небольшая и уходит в землю. Она была построена в VII веке для защиты гавани Пафоса от арабских набегов.

 

византийская крепость Саранта Колонес

 

Среди высоких кактусов, сухой растительности и сине-желтых полевых цветочков– руины одной из первых христианских трехнефных церквей V века – базилики Панагия Лимениотисса – тоже ниже уровня земли. По утопающим в грунт развалинам уже сложно представить, что тут было. Но с заросших холмов хороший обзор.

И вдалеке над морскими бухтами виден белый маяк.

 

 

Заповедник Акамас

 

 

По развалинам Пафоса мы гуляли часа два с половиной – этого достаточно, и я ещё успела до заката окунуться на набережной у гостиницы. Но хотя у моря есть кабинки для переодевания и душ, и с гранитной набережной можно понырять, пляжа как такового в центре города нет. И возник вопрос, где бы нам отдохнуть и покупаться на море с комфортом. На автобусе (который я обнаружила не сразу, так как до стоянки прилично идти), можно доехать до бухты Афродиты – где, по преданию, родилась Киприда. Это дикий пляж, и народ активно там загорает. Но автобус ходит раз в час, и едет зигзагами вместо 15-ти минут 45, заворачивая во все окрестные деревеньки.

При проблематичности общественного транспорта поневоле обратишься к экскурсиям. К услугам туристов экскурсия по местам, где можно купаться: на западный берег – наиболее пустой и комфортный и на пляж, где разводятся черепашки. Она включает поход в ущелье, которым загорелась мама, и заповедник Акамас – почти безлесую холмистую территорию, главная прелесть которой – обзорный вид на море. Из-за перепадов высот этого природного парка экскурсия эта на джипах, по 6 человек, и стоит 35 евро за человека. Хотя самая интересная поездка на автобусе – в горы Троодос с монастырями – нам обошлась всего в 20, с воскресной скидкой.

 

 

Для черепашек в мае был ещё не сезон, и спускаться на пляж было высоко: я искупаться успела, в мама ограничилась видом на море. А вот ущелье маму очаровало. В сезон дождей оно непроходимо, но в сухом мае внизу бежит лишь небольшой ручей. Сверху нависают камни. Вода вымыла волнистые очертания желтого песчаника стен с синеватыми разводами, в самых мокрых местах украшенных зеленой плесенью растительности. И яркие желто-оранжевые выщерблены гор вокруг (особенно красивые для петербургского туриста, за зиму отвыкшего от солнечного света). 

 

 

Потом седой кудрявый гид со всеми чертами грека покатал нас по холмам Акамаса и наконец отвез на пару цивильных бесплатных галечных пляжей западного берега. Там бы я остановилась на пару дней, если бы не слишком сжатые рамки времени и редкость транспорта. Рядом с одним был грот Афродиты, где следовало умыться, чтобы помолодеть, – в мокрых дебрях, напоминающих наш Кавказ, по контрасту к засушливости и пустынности кипрских берегов.

 

 

Горы Троодос. Киккский монастырь

 

Горы Троодос

 

Насладившись таким образом кипрским морем, на другой день мы поехали в горы Троодос, к монастырям. Экскурсия была на русском языке, а экскурсовод – увлеченная, хотя по местному мягкая молодая женщина, которую легко было представить с ребенком – и хоть икону пиши! Она подчеркивала геологическую молодость Кипра и роль православия в его жизни. Первый президент Кипра был патриархом – по дороге мы проезжали его памятник.

В отличие от желтого сухого побережья, горы зеленые, лесистые, с обширными водоемами для сбора воды. В них растут кипрские кедры с плоскими вершинами, и белые цветочки мирта, из которого делают ладан. В целом в горной части Кипра произрастает около 100 видов хвойных растений, которые больше нигде в мире не встречается.

 

Горная дорога

 

Дорога ведет серпантинами до вершин, с которых виднеется северо-восточная, мусульманская, часть Кипра и даже берег Турции. Северное побережье Кипра, как ни странно, теплее, и зеленее. Отдыхать там можно, со въездом нет проблем – жаль, у нас не было времени, и я не вожу машину.

 

вид на Турецкий берег

 

Первый монастырь, в который мы заехали, был почти необитаем. Тем не менее священник открыл церковь, и всем предложили написать записочки и бросить по монетке в ящичек пожертвований. Мне этот монастырь запомнился красивым видом на горы и глиняными кувшинами литров на десять, в форме амфор. У стоянки автобуса был магазин сувенирчиков, чтобы купить что-то местно-православное на память о Кипре.

 

Мозаика с изображением иконы Луки,

имя которой "Милостивая"

 

Вторым был Киккос, где хранится икона, написанная апостолом Лукой, и живет 15 монахов. Изображение фигур и лиц иконы скрыто – видна лишь нижняя её часть. Считается, если её открыть, произойдет несчастье – слишком сильная энергетика, что ли? или наша православная традиция – все скрывать, от греха подальше? или просто желание сохранить, уберечь от света?

Может, это продолжение сюжета, что сам Лука писал икону, глядя на отражение Богородиця, чтобы не оскорбить её своим взглядом. (За этим – не столько даже почитание, сколько общекультурная традиция отношения к женщине на заре нашей эры. Например, брат Рамы Лакшман, живший с ним и его супругой Ситой в отшельничестве в лесу и служивший им 14 лет, по легенде даже не знал, как выглядит Сита, видя лишь её сандалии).

 

Лука пишет икону Богоматери. глядя на её отражение (мозаика)

 

Первое упоминание о монастыре относится к 12-му веку. Повествование о том, как сюда, на Кипр, попала икона Луки, типично для средневековой Европы (а также Азии, и Индии тоже): сюжет говорит о том, что власть имущим следует уважать монахов (или кшатриям – браманов).

Однажды византийский наместник на Кипре, Мануил Вутомис, охотился в горах Троодос. В лесу он увидел отшельника Исайю. Старец молился и не заметил и не поприветствовал его. Рассерженный наместник побил старца.

И вскоре Мануила одолел недуг. Раскаявшись, правитель послал людей для поиска монаха Исайи, чтобы тот простил ему грех. А к старцу в это время прилетела птица и прочирикала: «Скала Киккос, Киккос гора. Возведен в ущелье Кикский будет Монастырь. Небесная Дева туда зайдет и никогда больше не покинет». И старец решил, что ему выпала миссия – создать в скалах Троодоса монастырь Киккской иконы Божией Матери, которая хранится в Византии.

Встретившись с Мануилом, старец дал ему задание перевезти иконы на Кипр, исцелив Вутомиса силой своей молитвы. Мануил Вутомис поспешил с прошением к императору Алексию Комнину. А у того накануне тяжело заболела дочь. Мануил Вутомис посоветовал призвать во дворец Исайю, чтобы он молитвами исцелил её. Исайя прибыл в царский храм и попросил взамен выздоровления дочери Алексия образ Божьей Матери. Но Алексию было жаль прощаться с иконой. Он сделал копию ее и представил перед Исайей оба лика, предложив угадать, какая из образов Милостивая. Исайя попросил Господа о помощи в сложном выборе. Сразу после молитвы во дворец залетела пчела и села на подлинный святой лик, обозначив его. Пчела стала символом Киккской обители.

Интересен рельеф пчелы на внешних серо-белых стенах монастыря, наряду с двуглавым орлом, увенчанным короной (соединение светской и церковной власти), это также типичный символ христианства.

 

 

А к Алексию во сне пришла сама Богоматерь с повелением послать икону на Кипр. И богатое судно с дарами отплыло на остров.

 

В соборе полумрак, и атмосфера, конечно же, очень намоленная, в которую попадаешь сразу. Там много и других образов, и от начального христианства пришло деревянное изображение кораблика – символа переправы к новым берегам (сама архитектура церквей делится на три или пять таких корабликов-нефов). А образ этой иконы можно увидеть на фресках и мозаиках  – и саму икону, и как Лука её рисовал, глядя на отражение в воде.

 

            

День и ночь                                                     Сотворение животных

 

В галереях Киккского монастыря видна преемственность античных и византийских мозаик. Сюжеты очень разнообразны: от сотворения светил (день символизирует зажженный факел, а ночь – потушенный) и животных – вместе с Левиафаном, от Ноева ковчега и горящего куста Моисея до царей Давида, Соломона и Суламифи. А также Христа в образе пастуха среди овец и жертвенного агнца перед костром, архангелов и апостолов, в том числе Фомы и Филиппа – создателей неканонических Евангелий, дошедших до нас в Кумранских рукописях. И даже трубы Страшного суда.

 

      

Ноев ковчег                                                                   Страшный суд

 

Одна мозаика целиком посвящена музыкальным инструментам.

 

мозаика с музыкальными инструментами

 

Наследие античных мозаик – совершенство изображения животных: кроме вышеупомянутых барашков, это олени, лев (здесь, правда, видно, что не с натуры), архетипический сюжет орла, терзающего змею, перекочевавший в христианство – символ победы горних небес духа над нижним миром подземных страстей.

 

 

Немного уступают им и фрески, также содержащие и ветхозаветные, и новозаветные сюжеты: от лестницы Иакова до распятия Петра.

 

вход в монастырь Кикос

 

После Киккского монастыря был обед для желающих в горном поселении, где мы успели по кривой огибающей центра, который располагался внизу, дойти до белого собора Архангела Михаила, а потом довольно вертикально спуститься и подняться по улице Сократа.

 

улица Сократа

 

Я убедилась, что мозаика процветает и в наши дни: мозаикой был сделан портрет хозяина ресторанчика. Жизнь в деревушке идет в неторопливом ритме, автобус иногда сюда заходит, у домов много цветов, а на одном висели пузатые сосуды с узкими горлышками, сделанные из тыкв.

 

кедры

 

Потом мы останавливались на отдых на смотровой площадке с кедровым лесом и лошадьми, прокатиться на которых по горному маршруту у нас просто не было времени.

 

 

 

Третий монастырь в горах (Ставуроуни) основан Св. Еленой, супругой Константина. В соборе хранится под серебряным окладом часть Креста Господня, а также кусок веревки, которой Иисус был к нему привязан. В сам же монастырь пускают только мужчин.

 

Реликвия в окладе

 

Сувернирные магазинчики рядом предлагают хлеб, вино и масло, кипрскую вышивку и изделия из бисера. И повсюду были детские площадки под лесными деревьями, на которые мы присаживались отдохнуть.

 

 

Бухта Афродиты

 

Маршрут был некороткий – мы проехали пол-Кипра, и после такой программы неплохо искупаться. Я спросила, нельзя ли проехать на обратном пути мимо моря, например, бухты Афродиты? и нас там высадить? – на мою радость, оказалось, что можно!!! Я очень благодарна за экскурсию нашей гидессе, по-православному душевной и теплой, как Средиземное море, но за это в особенности! Впрочем, взглянуть на торчащую из моря скалу и большой камень, куда по преданию и выбралась Афродита после своего рождения в морской пене, хотелось всем. Но вышли, чтобы спуститься к дикому пляжу, только мы. До гостиницы нам предстояло добраться на последнем местном автобусе, который ходил раз в час до центра Пафоса и заканчивал движение засветло. Но это удалось без особых проблем.

 

Камни бухты Афродиты

 

Камни на закате выглядели очень привлекательно, а побережье с мелкой галькой напоминало Царский пляж в Крыму, куда я с мамой – и папой – впервые съездила с палаткой накануне своего шестилетия. С той поездки я сохранила в памяти вкус шелковицы; зеленый огонек светлячка, горевший в мой ручке, в то время как сильные папины руки играли красным угольком костра. Резонанс звучания в гроте Шаляпина и тропинку с трещиной обрыва посередине, ведущую к нему. И вот такие же торчащие из воды камни. А также убеждение на всю жизнь, что отдыхать надо только в палатке и в диких местах у самого моря, куда, просыпаясь, сразу бежишь купаться. Что готовить лучше на костре, на галечном пляже у воды, где можно сразу вымыть посуду. Что фрукты с дикого дерева, куда приятно залезть, значительно вкуснее покупных на рынке. И что засыпать следует под шум прибоя, а не под гул машин и журчание телевизора.

До этого, когда мне было четыре, родители летом снимали дачу – контраст пыльного угла в деревне с глинистым озером с камышовыми зарослями, вперевалочку бредущими утками и гусями, и щекочущего запаха навоза – и свежего ветра изумрудного моря с чистотой серых камней, стремительно исчезающими с них крабами и зигзагами белых чаек на парящей голубизне редко хмурящегося южного неба был разителен! Если кто-то думает, что ребёнок в пять лет ещё не знает, что ему нравится, и не строит свою будущую судьбу, он заблуждается. Может, поэтому я и возила детей в палаточный отдых на море с трех лет…

Конечно, и в деревне есть свои прелести: мягких гусят можно было потрогать, а в озере росли кувшинки. Кувшинки были на глубине выше моего роста, и я решила до них добраться, используя доступное плавсредство в виде утки с крыльями. Но только я потянулась к кувшинкам, утка раскрыла крылья, и я оказалась на илистом дне. Это было неприятно, и под водой я потопала в сторону берега, используя все четыре конечности, пока не почувствовала под ногами песок. Тогда я встала – там было по колено. Мама не успела даже спуститься с бережка, но самое яркое её впечатление об отдыхе в деревне – одинокая желтая утка между белыми кувшинками. Плавать я научилась уже в море, перебираясь с камня на камень, подобно крабу.—

 

Изображая Киприду

 

После жаркого автобуса мы с мамой приятно искупались, и на меня нашло вдохновение залезть на камень, для фото изобразив богиню в разных позах. Но солнце клонилось к закату, и загорать уже температуры не было – в начале мая кипрское море ещё прохладное. И мы решили перенести прогулку по данному кусочку дикого побережья на утро 4-го дня нашего отдыха на Кипре. Самолет был рано утром следующего дня, и вечером надо было быть в Ларнаке – памятуя, что доезд может занять неограниченное количество времени, выезжать надо было днем.

Мы встали в семь утра – в средиземноморье это не сложно, и пошли на искомый автобус. Можно было встать и в шесть, но над морем был ещё туман, который к восьми ещё не рассеялся – на пляже Афродиты мы были практически одни.

 

Утренний туман в бухте Афродиты

 

Автобус долго петлял в разных направлениях, заехав во все деревушки, прежде чем повернуть в музейный археологический комплекс Афродиты рядом с бухтой. Руины храма Афродиты здесь напоминают о том, что богине стали поклоняться на Кипре в 1500-х годах до н.э., хотя есть доказательство того, что храм на этом месте был создан еще примерно в 3800 году до н.э. Считается, что культ Афродиты возник на основе культа вавилонской богини плодородия Иштар. В храм съезжались паломники с Греции и Египта на праздник Афродисия. В это же время в ближайшей деревне Куклии проводился музыкальный фестиваль, который организуется здесь и в наши дни.

Туман рассеялся, я погуляла по скале, поныряла с маской под камнями, и мы насладились отдыхом на диком пляже в полной мере, пока не стало жарко и не появилось слишком много народу. Тогда мы вернулись в город, прогулялись там по набережной с пальмами и цветами, и ещё покатались на лодке со стеклянным дном: от подобных предложений там отбою нет. Морское дно хорошего впечатления на меня не произвело: близ городской зоны оно почти вымершее. Немногочисленные губки – вот и все, что мы увидели. Зато напоследок посмотрели панораму города с моря – и иссиния-синие волны с белоснежной морской пеной, клубящиеся за кораблем.

 

Пафос с моря

 

А как мы возвращались на маршрутном такси в Ларнаку, ожидая пересадки на другое такси, подкрепляясь мушмулой и застревая в пробках, лучше не рассказывать. Вдобавок выяснилось, что места в гостинице в квартале близ аэропорта, куда я планировала поселиться, оказались заняты, хотя по Интернету были свободны. Но мы довольно быстро нашли аналогичный недорогой вариант, воспользовавшись вай-фаем данной гостиницы, и даже лучше. Ближе к пляжу и с бассейном, на радость мамы, – ничего, что купаться в море пришлось уже в сумерках, а в бассейне плавать при фонарях. В комнате не было кухни, зато ужин и завтрак были включены, что было и удобней при вечерней усталости и раннем вставании.

До аэропорта ехать было полчаса, и автобус ходил часто для Кипра – раз в полчаса. Хотя в одну сторону по одной улице, а в другую – по другой, и мы немного побегали, прежде чем сесть в него. Ну вот и все. Аэропорт. Островок Кипр под нами, пролетаем Турцию – и следующий рассказ будет про эту страну.

 

слайд-фильм о Кипре

 

 

к продолжению рассказа

Земной рай Средиземноморья (Турция, 2017)

 

Вспоминая "Бриллиантовую руку" (Тунис, 2018)

 

к началу рассказа "Потерянное море – обретенное море" –

Оазисы Черноморского побережья

 

 

на главную страницу сайта

Семиры и В.Веташа "АСТРОЛИНГВА"